Самый по-медвежьи настроенный управляющий хедж-фондом: «Я думаю что-то изменилось»

Месяц назад, когда мы знакомили вас с показателями деятельности Horseman Global, на тот момент самого «медвежьего» хедж-фонда на рынке с его чистой короткой позицией 98% к капиталу фонда…

… до тех пор пока не появился Карл Айкан с его еще более медвежьим взглядом и чистой короткой позицией 149% от капитала…

…мы цитировали управляющего фондом Рассела Кларка, который пояснял, что несмотря на драматический убыток Horseman Global в марте в 9,6% от капитала, он не собирается сдаваться. Он остался при своих убеждениях, что мартовский рост – это ни что иное, как шорт-сквиз, а это привело к его еще большему медвежьему настрою.

«Я понимаю, что вы хотите меня спросить, откуда я знаю, что это всего лишь шорт-сквиз, а не начало новой волны роста? Хотя акции и пытаются задать бычий настрой на рынке, 200 дневная скользящая средняя направлена вниз у S&P, Dax и Nikkei. Это не бычий сигнал. Более того, кривая доходности в США, Европе и Японии выпрямилась. Это тоже не бычий сигнал. Иена растет. Это тоже не бычий сигнал. Мы не увидели значительного покрытия коротких позиций на рынке. И это тоже не бычий сигнал.

По-моему, если вы хотите открыть короткую позицию, сейчас – самое время.»

После мартовского убытка почти в 10%, дела не наладились и в апреле: убытки продолжили накапливаться и Horseman потерял еще 4,3% своего капитала, а общие убытки за год составили 5,1%, хотя в первые 2 месяца этого года эта цифра составляла +10%.

horse P&LO (1)

Что же случилось? Как говорит сам Кларк: «Я думаю что-то изменилось

Ваш фонд потерял 4,29% в прошлом месяце.

Потерять 4,29% стало для меня небольшой неожиданностью, поскольку все технические индикаторы, которые я использую, указывали на то, что шорт-сквиз подошел к своему завершению в конце марта. Однако он продолжился и в апреле.

После этой просадки нужно как всегда задать вопрос: «Что-то изменилось?». В данном случае, я думаю, что что-то изменилось. Главной темой рынка все предшествующие 18 месяцев или около того была тема сильного доллара. Европейские и Японский рынки показали себя не плохо. Поддержку им оказали их слабеющие валюты по отношению к доллару и низкие цены на товарном рынке. Более того, сильный доллар оказал давление на ренминби и потворствовал разговорам о возможном финансовом кризисе в Китае.

Я знал о консенсусе на рынке, и поэтому захеджировал возможное ослабление доллара. Я встал в длинную позицию по иене и евро еще с прошлого года. В то же время я открыл короткие позиции по акциям европейских и японских экспортеров. Это хеджирование сработало хорошо. Именно благодаря ему, несмотря на убытки по другим операциям, фонд сумел сохранить большую часть прибылей прошлого года.

Сигналы, которые я сейчас получаю от рынка, заключаются в том, что это «что-то изменилось» — это доллар, который больше не является сильной валютой. В типичной ситуации доллар слабеет с началом нового экономического цикла. Однако многие индикаторы, на которые я обращаю внимание, указывают на то, что американская экономика следует к рецессии, либо уже находится там. Эти индикаторы включают в себя: торговый дефицит США за исключением продуктов нефтепереработки, который сейчас находится на уровнях 2006 года; загрузка производственных мощностей, которая достигла своих пиков в конце 2014 года и с тех пор снижается высокими темпами; доходность высокорискованных облигаций США, которая увеличивается с 2014 года.

Исторически, слабый доллар благоприятствует ценам на товарном рынке и развивающимся экономикам. Этот сценарий сработал и в этом году, что и явилось источником наших убытков по коротким позициям на развивающихся и товарных рынках. Но наши короткие позиции сработали на Европейских и Японском рынках. Полагая, что доллар может значительно ослабнуть в будущем, я считаю, что нам следует взять в портфель то, что ранее служило нашим хеджем (длинная позиция по евро и иене, короткая позиция по японским и европейским акциям). Это должно стать основой нашего портфеля. При этом короткие позиции по развивающимся рынкам и товарному рынку должны стать нашим хеджем.

Поняв это в конце прошлого месяца, мы уже сделали значительные изменения в составе нашего портфеля. Мы увеличили длинную позицию по евро до 50% от размера нашего фонда, а длинную позицию по иене — до 30%. Мы закрыли наши короткие позиции по финансовым учреждениям развивающихся рынков, и открыли их в отношении финансовых учреждений Европы и Японии. Сейчас мы имеем чистую короткую позицию по европейским финансовым учреждениям. Мы закрыли короткую позицию по некоторым нефтяным компаниям США и заместили их короткими позициями по акциям европейских нефтяных компаний, номинированных в евро.  

Возможно доллар ослабнет так сильно, что бычий рынок в Америке продолжится, но это, вероятно, приведет к депрессии и кризису в Европе и Японии. В начале года один инвестор попросил меня высказаться о текущей политике центральных банков. Я сказал, что эта политика напоминает ситуацию, когда люди с стоят в круге и направляют пистолеты друг на друга. В такой ситуации лучшее на что можно надеяться – лишь одному удастся убежать. Но наиболее вероятный исход, что все умрут. Пистолеты, которые они направили друг на друга – это девальвации собственных валют. Мы знаем кто вероятнее всего выживет, а кто умрет, и соответственно ставим наши ставки.

Ваш фонд продолжает держать короткую позицию по акциям и длинную позицию по облигациям.

И на самом деле продолжает. Но осознав, что «сильный доллар» — это дело прошлого, покрыл ли Horseman свои короткие позиции хотя бы частично? Совсем нет, и даже наоборот: в апреле впервые за свою историю размер чистой короткой позиции фонда превысил 100% от собственного капитала. Карл Айкан наверняка оценит это.

Опубликовано 12.05.2016 г.

http://www.zerohedge.com/news/2016-05-12/worlds-most-bearish-hedge-fund-manager-i-think-something-has-changed

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *