Нефтяные танкеры у берегов Сингапура указывают на неослабевающий переизбыток нефти

Oil tankers (L-R) "Jurong Krapu", "Hai Soon X" and "TMN Pioneer" are seen off southern Singapore April 18, 2012. REUTERS/Tim Chong

 

Цены на нефтяные фьючерсы выросли почти на четверть с апреля месяца, подстегиваемые перебоями в поставках нефти из-за пожаров в Канаде, актов саботажа в Нигерии и гражданской войны в Ливии.

Однако, если вы полетите в Сингапур, который является центральным нефтяным хабом самого большого потребителя нефти в мире –Азии, вы откроете для себя совершенно иную картину: глобальный переизбыток нефти, который обрушил нефтяные цены на 70% в период между 2014 и 2016 годами, никуда не исчез. Этот факт может стать сюрпризом для биржевых трейдеров, делающих ставки на повышение цены фьючерсов на нефть.

«Я летаю в Сингапур каждый год в течение последних 15 лет, но никогда я не видел здесь такого скопления танкеров», говорит высокопоставленный представитель европейской компании, занимающейся нефтеторговлей.

Поскольку Сингапур считается центральным нефтяным хабом для всего азиатского региона, количество нефтяных танкеров, находящихся вблизи от его берегов, а также вблизи берегов Малайзии, рассматривается как индикатор здоровья отрасли.

Судя по этому индикатору, рынок нефти по-прежнему не здоров: флот, состоящий из 40 супертанкеров, используемых как плавучие хранилища, стоит на якоре около берегов Сингапура.

В этих танкерах находятся 47,7 млн. баррелей нефтепродуктов, в основном сырой нефти, что на 10% больше, чем неделей ранее. Эта цифра была рассчитана на основе базы данных о фрахте судов агентством Thomson Reuters Eikon.

Этого количества нефти достаточно, чтобы обеспечить Китай на пять рабочих дней. В то время, как перебои с поставками нефти возникали в Америке, Африке и Европе, поставки в Азию из стран Ближнего Востока оставались на прежнем близким к рекорду уровне, когда ближневосточные нефтепроизводители конкурировали друг с другом за рыночную долю в этом регионе.

«Объемы нефти, хранящиеся в морях Юго-Восточной Азии и, особенно, у берегов Сингапура и Малайзии, значительно выросли в последнее время», говорит Эрик Брокхузен, директор аналитического департамента компании-судового брокера Poten & Partners. «Текущие объемы являются максимальными, как минимум, за пять лет.»

Многие участники физического рынка не согласны с прогнозами финансовых игроков таких, как Goldman Sachs, который предрек дальнейший рост нефтяных фьючерсов.

«В последнее время мы слышали много бычьих прогнозов от хедж-фондов, которые ставят ставки на увеличение нефтяных цен. Даже аналитики Goldman Sachs стали более оптимистичны по ценам на нефть», говорит Ральф Лесцинский, глава исследовательского отдела судового брокера Banchero Costa.

«Цены вряд ли вырастут очень сильно, потому что переизбыток нефти сохраняется», говорит он.

ХРАНИТЬ С УБЫТКОМ?

Нефтетрейдеры хранят нефть в танкерах не по своей воле. Они вынуждены привлекать кредиты банков, чтобы финансировать затраты по хранению. Однако текущая стоимость фрахта не позволяет трейдерам получать прибыль.

«У нас необычайно большое количество запросов на финансирование фрахта танкеров для хранения нефти», говорит высокопоставленный финансист из крупного банка Азии.

«Эти запросы приходят от трейдеров, которые в полной мере осознают, что они не получат прибыли от хранения этой нефти. Это не погоня за прибылью, просто участники рынка ищут место для непроданной нефти», говорит он.

Другой финансист из европейского банка сказал, что «всплеск интереса нефтяных трейдеров к финансированию их затрат на хранение нефти в море» стал особенно заметен с начала года, когда наземные нефтехранилища оказались почти полностью заполненными.

Оба банкира не захотели, чтобы мы раскрыли их имена, поскольку они не являются публичными фигурами.

Хранение нефти в танкерах может быть выгодно, если цены будущих поставок выше, чем текущие цены. Такая ситуация называется контанго. Выгода может быть реализована только в том случае, если цены будущих поставок превышают текущие на величину большую, чем стоимость фрахта танкера на срок хранения нефти.

Но годовое контанго на фьючерс нефти марки Brent схлопнулось с $7,60 в январе этого года до $4 на текущий день, что гораздо ниже $10, требуемых для того, чтобы хранение нефти в танкерах было финансово привлекательно.

Стоимость фрахта супертанкера (VLCC) вместимостью 2 млн. баррелей сейчас составляет более $40 000 в день, и контанго даже близко не позволяет хранить нефть с прицелом на будущие прибыльные продажи.

«Плавучие хранилища финансово не привлекательны с учетом сложившейся структуры нефтяных фьючерсов», сказано в отчете исследовательской компании BMI Research, выпущенном на этой неделе.

Несмотря на это, BMI Research утверждает, что «объем нефти, хранящейся в море, резко вырос в прошедшие месяцы». К тому же, по утверждению исследовательской компании, этот феномен наблюдается повсюду в мире. Объемы нефти, хранящиеся в море с первого квартала 2015 года до 2016 года, выросли на 19,5%.

«Очевидно еще слишком много физической нефти вокруг, чтобы утверждать, что переизбыток позади», говорит один европейский нефтетрейдер, побывав в Сингапуре. «Похоже бумажный рынок в своем блаженстве не замечает этого.»

Опубликовано 19.05.2016 г.

http://www.reuters.com/article/us-asia-oil-storage-idUSKCN0YA129

 

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментариев: 1

  1. Сергей
    20.05.2016 at 17:16

    Всё правильно, сейчас цену гонят спекулянты и те, кто заинтересован в дорогой нефти. Танкеры не только в Сингапуре стоят, с того года ещё начали забивать плавучие хранилища, потому как это выгоднее стало. Ждут отката по нефти, откат идёт, но продавать начнут после окончания консолидации, когда снова пойдёт снижение. Плюс это ещё создаст панику и эффект лавины. Потому как на максимуме они не продадут, будут надеется, что ещё выше пойдёт цена, а когда надежда иссякнет — начнут панически сбрасывать, чтобы успеть сбыть, что создаст эффект снежного кома.
    Фундаментально факторов для роста нет — потому как предложение сейчас намного превысило спрос, и это не только из-за бума сланцев. Спрос ещё и падает, потому как у Азиатов, как мажорных потребителей — у них у самих проблемы. И плюс снижает цену укрепление доллара, за которую продаётся нефть. А на экспортеров давит низкая цена, потому как большинство живёт за счёт нефти и формирует на её основе бюджет своих стран. Если кроме нефти ничего они не производят — им чисто физически приходится постоянно повышать объемы добычи и девальвировать национальную валюту, чтобы свести бюджет.
    А так сам по себе избыток никуда не денется — его все равно придётся сбывать. Нефть не спирт — сама не испариться. Нужны потребители.
    Объективно можно несколькими способами повысить цену на нефть:
    1) договариваться о снижении добычи. Но ОПЕК судя по всему не может этого сделать, да и страны-экспортёры приперты экономическим положением, а поэтому не могут этого себе позволить. В итоге наоборот увеличивают добычу и берут объемом свою долю рынка.
    2) ограничить добычу у крупных экспортеров в принудительном порядке, сделать высокие пошлины. Но тут тоже никто это не собирается делать, а как раз наоборот — сняли санкции с Ирана, и он наращивает добычу и пытается вытеснить более мелких игроков. Да даже ту же сланцевую добычу не выдавить с рынка, потому как они могут бесконечно долго замораживать и размораживать добычу при выгодных ценах, они не зависят от нефти, так как страны экспортеры.
    3) уничтожать танкеры и хранилища с нефтью. Ну это звучит радикально, но при общей договоренности и стратегическом подходе, некоторые могли бы пойти на это, самостоятельно утилизировав по демпинговой цене или запечатав на договорённый срок свои хранилища.
    4) форс-мажор у крупного экспортёра.

    Это повысит цену, но не решит проблему предложения и спроса. Нужно повысить спрос и снизить предложение на рынке.
    В реальности выйдет так, что как только нефть закончит консолидацию — игроки начнут скидывать запасы. Цена полетит вниз и будет лавинообразно снижаться, пока не начнут выходить из игры крупные экспортеры, пока экономика стран экспортеров не обвалиться и они не освободят рынок, ну и когда себестоимость добычи перестанет окупаться. Тогда цена найдёт своё равновесие, предложение перестанет превышать спрос. Ни будет на низах до тех пор, пока не выбьет слабых игроков окончательно, чтобы они больше не смогли влиять на рынок, тогда только начнётся рост и поиск новой сбалансированной цены.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *