Мы в сердце глобального финансового урагана

Автор Charles Hugh-Smith

3

Единственный «рост», который мы наблюдаем, — это увеличивающиеся метастазы системных рисков и взрывное увеличение имущественного неравенства в обществе.

Кейнсианские боги подвели нас, и мы оказались в сердце глобального финансового урагана.

Кейнсианский бог, отвечающий за экономический рост, подвел нас.

Кейнсианский бог, отвечающий за текущее потребление за счет будущего, подвел нас.

Кейнсианский бог, отвечающий за монетарные стимулы и финансализацию, подвел нас.

Каждый центральный банк и каждое государство молится этим кейнсианским идолам:

  1. Экономический рост. (в учет не берется какой ценой достигнут этот рост и сама суть этого роста – любой рост хорош, пусть даже это финансовый аналог быстро распространяющихся раковых метастаз).
  2. Занять у будущего, чтобы оплатить сегодняшнюю вечеринку, ненужные дипломы колледжей, стеллаж для книг, обратный выкуп акций и т.д. (я имею ввиду «инвестиции), все то, что политкорректно называется дефицитным финансированием, а на самом деле является воровством у наших детей и внуков во имя того, чтобы поддержать наш теперешний уровень жизни.
  3. Монетарные стимулы/финансализация. Если частные инвестиции снижаются (потому что в условиях перепроизводства и избыточных производственных мощностей у инвесторов не осталось объектов для инвестиций с учетом безумных цен на них), нужно снизить ставку до нуля (или ниже) для того, чтобы «простимулировать» … что угодно: будь то глобальные кэрри-трейды или деривативы на гуано летучих мышей.

 

Мое определение финансализации:

Финансализация – это превращение в актив долгов и долговых финансовых инструментов, состоящих из уже заложенных ранее низкорискованных активов, выстраивание пирамиды рисков и получение спекулятивных прибылей, возможных только в условиях мощного кредитного расширения на низких ставках и роста левериджа.

Поскольку формулировка сложна, давайте разберем ее по частям.

Ипотечное кредитование – хороший пример того, как финансализация увеличивает прибыль финансистов. При этом риски перекладываются на неудачников, которые даже не подозревают о масштабах потенциальных убытков.

В старые добрые времена ипотечное кредитование было безопасным и скучным занятием: банки выдавали ипотечные кредиты, которые оставались на балансе этих банков и в последующие 30 лет приносили стабильный доход.

Затем машина финансализации революционизировала ипотечной бизнес, чтобы увеличить прибыли. Первый шаг был направлен в сторону создания новых видов ипотечных продуктов, которые должны были приносить большую доходность. Появились ипотечные кредиты без первоначального взноса, ипотечные кредиты без платежей в первые несколько лет с момента их оформления, ипотечные кредиты с плавающей ставкой, кредитные линии под залог недвижимости и т.д.

Новые возможности (и риски) позволили значительно расширить круг людей, попадающих под новые требования к потенциальным заемщикам. В новой финансализированной реальности практически каждый мог претендовать на экзотический ипотечный кредит.

Процентная ставка, риск и прибыли для создателей этих продуктов значительно увеличились. Что ж в этом плохого? Риск дефолта – вот в чем проблема. Дефолты ведут к убыткам.

Решение в финансализации: упаковываем рискованные кредиты в выглядящие безопасными бумаги и сплавляем их неудачникам. Секюритизация ипотечных кредитов позволила основателям этого бизнеса значительно увеличить свои гонорары и прибыли, перевалив риски дефолтов и убытков на покупателей этих бумаг.

Секюритизация выполнялась так, что риск был спрятан далеко внутри пулов низкорискованных ипотечных кредитов, что позволило организаторам максимизировать прибыли за счет неосторожных покупателей, считающих, что приобретают надежные активы.

Финансализация, распространение которой возможно только лишь благодаря политике центрального банка, направленной на расширение кредита, имела два неизбежных и крайне токсичных последствия:

риск просочился во все уголки финансовой системы, очень сильно увеличив вероятность домино-эффекта в случае финансового кризиса. Это, фактически, то, что мы и увидели во время финансового кризиса 2008-2009 годов: сабпраймовые бумаги, которые ранее считались надежными, начали направо и налево валить домино из банков и других финансовых институтов, практически поставив всю финансовую систему на колени.

чрезвычайное имущественное расслоение, которое случилось в результате того, что те, кто находился ближе источнику свеженапечатанных денег, платили за них по гораздо более низким ставкам, чем рядовые инвесторы.

Растущее народное недовольство центральным банком/машиной финансализации – это прямой результат кейнсианских монетарных стимулов, которые только подстегнули к спекуляциям тех, кто находился ближе к Центральному банку.

Как я и объяснял в своей книге «Why Our Status Quo Failed and Is Beyond Reform», единственный возможный результат монетарных стимулов – финансализация, а единственный возможный результат финансализации – беспрецедентное имущественное неравенство.

Глобальная финансовая система находится в сердце огромного урагана. Хотя руководители центральных банков и поздравляют друг друга за отличное выполнение работы бога на Земле, ночью они тайно молятся идолам кейнсианского карго-культа, потому что последствия от одалживания у будущего и навязчивых идей об «экономическом росте» любой ценой неизбежны. Финансализация, которая привела к тому, что богатые стали еще богаче благодаря центральным банкам, ведет нас к системному коллапсу.

Не верьте политикам и мейнстрим-медиа о том, что все хорошо, и что «рост» вернется со дня на день. Единственный «рост», который мы наблюдаем, — это увеличивающиеся метастазы системных рисков и взрывное увеличение имущественного неравенства в обществе.

 

Опубликовано 24.05.2016 г.

http://www.zerohedge.com/news/2016-05-23/were-eye-global-financial-hurricane

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *