Начало Великого рыночного отлива

Автор Charles Hugh-Smith.

Инвестор в обычных условиях всегда стоит перед выбором одного из двух классов активов: рискованные активы (инвестиции с большими рисками и большей потенциальной доходностью), к которым относятся акции, и безрисковые активы (инвестиции с меньшей доходностью и меньшим риском), к которым относятся гособлигации США. Когда аппетит к риску высок, институциональные инвесторы и спекулянты направляют свои деньги на покупку акций и высокодоходных мусорных облигаций и, соответственно, выводят деньги из таких защитных активов, как золото или гособлигации США.

Но в последнее время рынки уже больше не следуют этой логике. Защитные активы, включающие в себя золото и гособлигации США, растут в цене, а вслед за ними и рынки акций, которые вернули свои потери, случившиеся в результате британского референдума.

Что же такое происходит?

Почему происходят такие шизофренические движения? Что изменилось?

До того, как мы дойдем до исследования причин происходящего, позвольте представить вам некоторые факты за 2016 год.

Рыночные колебания за 2016 год

Безрисковые активы/активы-убежища

Золото: рост с $1 060 за унцию в январе до $1 360 за унцию (по состоянию на 5 июля)

Серебро: рост с $13,90 до $20 за унцию

Доллар США: индекс доллара был равен 99 в январе, затем он снизился к 92 в мае. Нынешний уровень составляет 96 (в середине 2014 года индекс доллара находился на уровне 80, а в марте 2015 года достигал значения 100)

Доходности тридцатилетних гособлигаций США: снижение с 3% в январе до 2,14% в начале июля

Рискованные активы

Индекс S&P 500: снижение с 2035 в начале января до 1820 в феврале. Далее рост до 2100 в апреле и снижение до 2000 в июне. Возврат к значению 2100 к 1 июля, а теперь и новые верхи на сегодняшний день.

JNK (биржевой индексный фонд высокодоходных облигаций): снижение с 36,5 в мае 2015 до 32,5 на начало января текущего года. Далее снижение до 30,5 в феврале. На 1 июля этот показатель равен 35,5.

Вкратце: прилив, который поднял цены рискованных активов в последние 7 лет, теперь сменяется отливом.

Импульс, который задавал движение рынку акций с начала 2009 года, теперь ослабел. Акции в минувший год неоднократно резко обрушались только для того, чтобы быть спасенными центральными банками, с их уже основательно потрёпанными “чего бы это не стоило” заклинаниями или координированными покупками акций, фьючерсов, ETF и т.д.

Импульс без сомнений переместился в сектор безрисковых активов-убежищ таких, как драгоценные металлы и суверенные гособлигации. Неизбывный поток денег в гособлигации стал причиной беспрецедентного явления – доходности многих облигаций оказались на отрицательной территории: владельцы капиталов так озабочены судьбой своих денег, что готовы терпеть отрицательные доходности в обмен на гарантию их возврата.

Плата в 1% за привилегию сохранности капитала делает наличные деньги и золото привлекательными инвестициями, поскольку затраты на их хранение относительно невелики.

Кроме того, поток денег в драгоценные металлы привлек горячие спекулятивные деньги. Информационное агентство Bloomberg опубликовало статью “Китайские спекулянты ответственны за резкие движения цен на серебро”.

Что же стоит за изменением отношения к риску? В настоящее время ряд фундаментальных факторов оказывают влияние на глобальную экономику.

Снижающаяся эффективность монетарной политики

То, что работало так эффективно после глобального финансового кризиса 2008/2009 годов, теперь больше не работает: дальнейшее снижение процентных ставок и закачивание денег в финансовую систему уже не пробуждает энтузиазм рыночных участников по отношению к рискованным активам. Экстремальная монетарная политика теперь приводит к негативным последствиям. Эта политика приводит к стагнации в реальной экономике и порождает нездоровые спекуляции на рынках, которые продолжаются всего лишь несколько дней или недель.

Джон Рубино недавно рассказал о снижающейся эффективности Абеномики в Японии в статье: “Что-то огромное движется из Японии”. Политика в Японии, которая была направлена на то, чтобы удешевить иену и тем самым поспособствовать расширению экспорта, провалилась. И чем экстремальнее становилась политика, тем дороже становилась иена.

В Китае расширение кредита до новых экстремальных значений не привело к настоящему росту в реальной экономике. Все эти кредиты ушли в пузырь недвижимости самых населенных городов этой страны, а также стали топливом для спекуляций то в одном, то в другом активе. Проблема теперь не только в том, что эффективность монетарной политики снижется, но также и в том, что эта политика послужила причиной возникновения новых системных рисков для глобальных рынков. Кайл Басс ожидает, что процесс девальвации китайской валюты выйдет из-под контроля тамошнего центрального банка, а аналитик Энди Ксай уверен в том, что “Китай движется к депрессии по образцу 1929 года”, в результате беспрецедентного расширения долга.

В Европе монетарная “чего бы это не стоило” политика, которая послужила толчком ралли на рынках акций в 2012 году, не смогла вызвать реальный экономический рост и предотвратить банковский кризис.

Социальный контракт истекает

Обычным гражданам во всем мире разослано сообщение: “жизненного уровня, который вы заказывали, нет в наличии”. Обещания растущего потребления, постоянной занятости, гарантированных пенсий и здравоохранения были даны десятилетия назад, и новая недружелюбная реальность с ограниченными ресурсами, стагнацией, негативной демографией и растущим имущественным неравенством делает эти обещания невыполнимыми.

1

Людям было обещано статус-кво, которое будет восстановлено с помощью экстраординарной монетарной и фискальной политики. Но в условиях, когда эффективность этой политики снижается на глазах, люди начинаю просыпаться и понимать, что те “старые добрые дни” дешевой и изобильной энергии, постоянно расширяющегося потребления, хороших рабочих мест и прибылей канули в лету.

Люди также начинают понимать, что эта беспрецедентная монетарная политика только обострила имущественное неравенство, поскольку те немногочисленные, кто имеет доступ к практически бесплатному кредиту прихватили все активы, которые приносят доход, и тем самым увеличили свои доходы и богатство за счет оставшейся части населения.

Провал этой политики по всем направлениям в сочетании с расширением имущественной пропасти в обществе не только делегитимизирует эту политику, но и институты, проводившие ее: центральные банки и правительства.

Вместо того, чтобы предложить практическое решение демографическим и ресурсным проблемам, которое потребовало бы пропорциональной жертвы от каждого, центральные банки и правительства продолжили обещать бесплатный обед, утверждая, что путь к процветанию лежит через заимствования у будущего.

Моральное и финансовое банкротство такой политики теперь очевидно всем, и в результате мы оказались в ситуации глубочайшей неопределённости. И теперь эта неопределенность не носит краткосрочного характера, поскольку люди больше не верят в обещания, что следующий этап расширения монетарной политики починит то, что ранее было сломано.

Неопределенность имеет долгосрочный характер

Есть инвестиционная максима: “рынки не любят неопределенность”, и теперь, когда предел монетарной политики стал очевиден, неопределенность простирается гораздо дальше, чем любой политический цикл. У участников рынка нет никакой уверенности, что последующие снижения ставки вернут энтузиазм на рынке акций. И этому есть простое объяснение: нет оснований ставить деньги на политику, которая без сомнений становится все менее и менее эффективной.

Долгосрочная политическая нестабильность

Осознание того, что монетарная и фискальные политики подвели тех, кто не присутствовал на банкете “бесплатные деньги для финансистов”, послужит топливом для сопротивления существующему статус-кво. Это разрастающееся по миру сопротивление уже явило себя на референдуме в Великобритании.

Прибыли снижаются по структурным причинам

Самый важный фактор, поддерживающий рынок акций – это растущие прибыли компаний: когда растут прибыли, растут и акции, а их валюация увеличивается. Растущие акции образуют цикл с обратной связью: спекулянты скупают акции, загоняя цены на них выше, в результате этого компании имеет возможность занять еще больше денег, чтобы выкупить подорожавшие акции с рынка. Сокращение количества акций на рынке, вследствие обратного выкупа, толкает цены этих акций еще выше, что способствует большему наплыву спекулянтов, и т.д.

Сейчас прибыли стали блеклыми по ряду причин. Лучшим изображением стагнации, в которой находится экономика, является S-кривая: быстрое расширение в фазе роста, в которой все обстоит хорошо. Но неизбежно топливо для этого расширения оказывается потреблено, и рост начинает стагнировать, а затем и вовсе скатываться вниз.

2

В классическом инвестиционном цикле возникает новая точка роста, которая вновь впрыскивает энергию в стагнирующую экономику. В последние 35 лет этими новыми точками роста были благоприятная демография, финансализация, возникновение Интернета, появление новых быстрорастущих экономик Китая/Индии/развивающихся рынков (глобализация).

Теперь, когда финансализация и глобализация перестали быть источниками роста, центральные банки попытались дать ему новый старт, увеличив долги. Инъекции нового кредита творят чудеса, когда экономики не отягощены грузами долгов, но, когда бремя долгов уже и так тяжело, новые кредиты приводят все к меньшему и меньшему росту реальной экономики.

Глобализация так увеличила производственные потенциал, что большинство секторов экономики мира страдают от излишних производственных мощностей. В такой ситуации с каждым денем все сложнее и сложнее получать прибыль, производя товары и услуги.

Опасные воды впереди

Эти тренды невозможно обратить вспять снижениями процентных ставок и заявлениями “чего бы это не стоило”. Гораздо большая волатильность неизбежна, поскольку то, что работало раньше, теперь работать перестает.

Для индивидуальных инвесторов, пытающихся сохранить свой капитал, это будет крайне непростое время. И не потому что разворачивается новый кризис, а потому что он будут протекать не как кризис 2008 года. С гораздо более серьёзными проблемами – экономическими, демографическими, ресурсными, политическими – линии разрыва будут другими и, вероятно, более деструктивными.

Опубликовано 09.07.2016 г.

The Great Market Tide Has Now Shifted

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *