Deutsche Bank обожает вертолетные деньги: Почему “грядет большая инфляция… но вначале должен быть кризис”

Немногим более месяца назад Главный экономист Deutsche Bank Дэвид Фолкертс-Ландау гневно раскритиковал ЕЦБ за его политику, сказав, что, если банк не изменит ее, то возможны социальные беспорядки и еще одна Великая депрессия. Некоторые подумали тогда, что Deutsche Bank на самом деле обеспокоен опасностью центрального планирования, и что он призывает ЕЦБ закончить свои интервенции в экономику. Но эти наивные предположения были быстро развеяны, когда неделю назад на публике опять появился Дэвид Фолкертс-Ландау и призвал ЕЦБ выделить €150 млрд. на спасение европейских банков. При этом было абсолютно понятно, что этот призыв имел сугубо эгоистичную подоплеку, потому что в спасении нуждается сам Deutsche Bank, хотя про это и не говорится в открытую.

И наконец оставшиеся сомнения исчезли в эти выходные, когда макро стратег этого банка Алан Раскин выпустил отчет, в котором он в позитивном свете освещает политику вертолетных денег, чудом удерживаясь от призыва к ее запуску прямо сейчас.

Так как вертолетные деньги менее нацелены на использование слабости валюты как инструмента функционирования трансмиссионного механизма, чем количественное смягчение и, тем более, чем отрицательные процентные ставки, то политика вертолетных денег должна быть более приемлема для международной общественности в условиях растущего беспокойства относительно возможного старта валютных войн.

Однако в этой записке оказалось упущено то, что в отличии от политики отрицательных процентных ставок, “вертолетные деньги”, если они сработают, ведут к росту длинного конца кривой доходности (ведь в конце концов близится конец игры, если не гиперинфляция), что так отчаянно необходимо банковскому сектору, находящемуся под бременем триллионных долгов, и уж точно необходимо самому Deutsce Bank, чьи акции торгуются вблизи рекордных низов.

Таким образом, все иллюзии на счет того, что Deutsce Bank неистовствовал против провала монетарной политики, могут быть похоронены. Все, что хотел Deutsce Bank – это то, чтобы монетарная политика была выгодной (барабанная дробь) самому Deutsce Bank… как показывает следующая забавная табличка “ранжирования” различных монетарных подходов. Нужно ли говорить, что Deutsce Bank обожает вертолетные деньги.

1

Для тех, кому интересно, представляем презентацию, почему следующий шаг в монетарной политике должен включать вертолетные деньги:

  • Мы эволюционировали до стадии, когда привычное количественное смягчение воспринимается спокойно в то время, как непривычная политика вертолетных денег вызывает несправедливое отторжение.
  • В сравнении с масштабом воздействия на систему со стороны огромного количества ликвидности, порождаемой количественным смягчением, которая оседает в виде избыточных резервов, применение вертолетных денег, с учетом возможности калибровки этой политики постфактум, может считаться хирургическим вмешательством. Последствия вертолетных денег минимальны в сравнении с проблемами переизбытка ликвидности в системе и разросшихся балансов центральных банков, которые так трудно вернуть в первоначальный вид.
  • Количественное смягчение перенаправляет деньги в более рискованные активы, и это приводит к искажению стоимости рискованных и безрисковых активов, что создает опасные последствия для всех балансов. Вертолетные деньги с меньшей вероятностью искажают цены активов в экономике, в сравнении с намеренным финансовыми репрессиями, вызванными количественным смягчением и политикой отрицательных процентных ставок.
  • Вертолетные деньги часто критикуют за то, что эта мера, координирующая бюджетную и монетарную политики, угрожает независимости центральных банков. Но это наименьшая причина для беспокойства, поскольку центральный банк имеет главное слово в том, участвовать или нет в каждой вертолетной схеме, к тому же он может выбрать самостоятельно “правильный размер” стимулов.
  • Осторожное отношение к политике вертолетных денег должно быть направлено не на успешность ее применения, а на то, что в современных условиях излишнего вмешательства в экономику существует риск злоупотребления в использовании эффективных инструментов.
  • Вертолетная политика, направленная на поддержку роста и ведущая к благоприятным мультипликационным эффектам, вероятно, временно двинет номинальные процентные ставки вверх. При этом реальные процентные ставки (номинальные ставки главный драйвер движения валют) будут определяться в зависимости от того, вырастут ли инфляционные ожидания быстрее, чем вырастут номинальные ставки.

 

  • Тщательно выверенная и сдержанная политика вертолетных денег, проводимая независимым центральным банком, вероятно, окажет такое же сдержанное влияние на инфляционные ожидания. Это тем более верно в чрезвычайных дефляционных обстоятельствах.
  • Так как вертолетные деньги менее нацелены на использование слабости валюты как инструмента функционирования трансмиссионного механизма, чем количественное смягчение и, тем более, чем отрицательные процентные ставки, то политика вертолетных денег должна быть более приемлема для международной общественности в условиях растущего беспокойства относительно возможного старта валютных войн.

Далее представлены некоторые детали:

Сравните картинки, которые ассоциируются с “вертолетными деньгами” и количественным смягчением. При упоминании “вертолетных денег” в сознании всплывает купюра номиналом в 100 трлн. зимбабвийских долларов, на которую еще недавно можно было купить два батона хлеба. Количественное смягчение же ассоциируется с аскетичным миром и игрой в финансовый скраббл, эта нетрадиционная политика кажется бесконечно более ответственной, не так ли? Нет, это не так. С нашей точки зрения, количественное смягчение представляет собой плохо выверенное сбрасывание ликвидности в форме излишних резервов на финансовые институты, а вертолетные деньги, в сравнении с количественным смягчением, могут считаться тонким хирургическим вмешательством.

2

Самое большое различие между “вертолетными деньгами” и количественным смягчением в том, что последнее не может быть скоординировано с бюджетными стимулами, даже если такие тайные цели действительно существуют. Япония является хорошим примером этого, поскольку скупает активов на сумму, соответствующую 16% ВВП этой страны, что почти полностью компенсирует рост ее государственного долга. Превращение этого долга на балансе Банка Японии в вечные облигации с нулевым купоном – это один из способов, как количественное смягчение может помочь решить проблему долговой нагрузки. Обеспечение бюджетной устойчивости через “списание” публичных долгов – это работа, с которой лучше справляется количественное смягчение, чем вертолетные деньги. Проведение же политики вертолетных денег сопровождается страхами “обесценения долгов”.  

***

Вертолетная политика не может быть оправдана в “нормальном мире”. Но она практически неизбежна в следующую рецессию в условиях необычно низких процентных ставок. Вы, наверное, слышали шутку о том, что, когда вертолетные деньги скинули на страну А, ее граждане просто сберегли их, граждане страны Б потратили эти деньги, а граждане страны С вернули их полиции. Смысл этой шутки в том, что политика вертолетных денег не может быть должным образом выверена, но эта политика – тонкое хирургическое вмешательство в сравнении с разрывными снарядами монетарной политики, проводимой в настоящее время.

Мы эволюционировали до стадии, когда привычное количественное смягчение воспринимается спокойно в то время, как непривычная политика вертолетных денег вызывает несправедливое отторжение. Осторожное отношение к политике вертолетных денег должно быть направлено не на успешность ее применения, а на то, что в современных условиях излишнего вмешательства в экономику существует риск злоупотребления в использовании эффективных инструментов.

Но самое главное в том, сможет ли эта политика спасти Deutsche Bank. Спасибо, Алан, мы все поняли.

***

Ну и наконец, Эрик Петерс, Управляющий фондом One River, с рассказом о том, почему вертолетные деньги – и предлагающаяся к ним большая инфляция – приближаются. Но вначале должен случиться кризис:

Рассказ: “Создал ли Brexit политический Lehman?” спросил один управляющий из периферийной страны Еврозоны. Мы обсуждали станет ли популистский бунт в Британии катализатором глобальных бюджетных стимулов, или это недавнее ралли в рискованных активах, основанное на предвкушении новых стимулов, угаснет.

“Неужели Brexit отменил необходимость обрушения рынков?” продолжил он. Смотри, как это работает: слабость экономики провоцирует глубокий спад на рынках, который вызывает панику населения. На фоне нее, регуляторы агрессивно смягчают денежную политику.

Таким образом, в нормальной ситуации, когда индекс S&P 500 устремляется к отметке 1700, вы ожидаете стимулы. А на 2 150 вы не ожидаете ничего. Но теперь мы находимся не в нормальной ситуации.

“Достаточно большие бюджетные стимулы должны прийти из Японии и Европы, из Китая тоже. 10 трлн. иен, кажется, уже дисконтированы рынками. Ямамото напирает на стимулы в размере 30 трлн. иен на 3 года. Сатоши Фуджи продвигает программу на 37 трлн. иен. “Вытащат ли они базуку? Ведь все это сложно осуществить без откровенного использования вертолетных денег, которые в настоящее время невозможны. Однако они сделают все возможное, чтобы это случилось.”

Безусловно, Европа- это другая история. Германия должна позволить ее южным соседям помухлевать с их дефицитами и рекапитализацией банков. “Выборы в Испании показали, что, если вы позволяете им мухлевать и это сопровождается ростом экономики, то экстремисты лишаются поддержки избирателей. Европа может выжить только, как зона инфляции. Будут ли к этому относится спустя рукава? Вероятно, нет. Будут ли правительства продолжать мухлевать при поддержке ЕЦБ?” Вероятно, да.

“Так Япония станет первой в объявлении больших бюджетных стимулов, которых будет достаточно, для того, чтобы вдохнуть инфляцию в финансовую систему?”

”Но это будет лишь краткосрочный момент, который завершится малейшим дуновением ветерка в другом направлении,” сказал он робко.

“Это будет маленькая инфляция до того, как придет та большая, вызванная вертолетом.”

Но вначале должен быть кризис.

Мы согласны с этим, и с нетерпением хотим понять, каким по масштабу будет этот кризис, который запустит последний эпизод монетарного безумия.

Опубликовано 17.07.2016 г.

Deutsche Bank Loves Helicopter Money: Why «Big Inflation Is Coming… But Will First Require A Crisis»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *