Билл Гросс говорит о сексе и “честно” отвечает на вопрос, что случится, когда произойдет слом финансовой системы

Последнее письмо Билла Гросса представляет собой любопытное сочетание двух самостоятельных тем.

Первая часть состоит из давно привычного и традиционного потока сознания из уст человека, которого некоторые называют “бывшим” королем облигаций. Удивительно, но тема этой части письма касается вещей, которых Гросс ранее ни разу не “касался”, а именно: секса. Гросс пишет: “Секс – это слово из трех букв (sex), которое редко появлялось в нашем письме инвесторам до этого раза”. Вторая часть письма могла бы быть написана призраком “нового” короля облигаций, поскольку в ней перечислены – в форме вопросов и ответов – все те пункты, которые упомянул в интервью Reuters Джефф Гундлач. В этом интервью инвестор заявил: “Продавайте все”, за исключением золота и акций золотодобытчиков. Как будто повторяя слова Гундлача, Гросс пишет: “Мне не нравятся облигации, мне не нравится большинство акций. Реальные активы такие, как земля, золото и производственные активы – лучшие объекты для вложений на сегодня.”

Вот, что Гросс говорит о сексе:

Секс – это слово из трех букв (sex), которое редко появлялось в нашем письме инвесторам до этого раза. Я порой увлекался и заходил на запрещенную территорию, обсуждая политику и религию, но, чтобы поднимать тему секса? – Никогда. Ну что ж, приступим! Вообще-то, история моего личного сексуального образования похожа на тысячи других. Моя мать спросила меня, когда мне было 14 лет, знаю ли я откуда берутся котята. Я ответил: “Из зоомагазина”. Больше на эту темы мы с ней не разговаривали. Подозреваю, что она вычеркнула меня из своего списка, как полностью безнадежного.

Когда для меня пришло время становиться отцом, я поклялся, что никогда не поступлю так глупо, и не начну с моими детьми разговоры о котятах. И, действительно, я так ничего не сказал о сексе двум моим старшим детям Джеффу и Дженнифер, которым сейчас за 40, и они теперь не нуждаются в моих разъяснениях. Девяностые ознаменовали новые времена, потребовавшие от нас быть откровенными со своими детьми с их самого раннего возраста. Таким образом, когда в 1998 году родился Ник, Сью и я знали, что нам следует объяснить сыну его “концепцию” до момента, когда мы отдадим ему ключи от автомобиля. Ник не был нами усыновлен или что-то в этом роде, но он был одним из первых “детей из пробирки” в Калифорнии, и это обстоятельство делало его уникальным – по крайней мере, для нас — и мы посчитали, что он заслуживает знать это. Когда ему было 8 или 9, он задал вопрос о “малышах”, и мы сели и рассказали ему, как он родился: доктор взял сперму отца и яйцеклетку матери, перемешал их в пробирке и “вуаля” – у вас есть ребенок. Нам показалось, что он доволен историей, и нам не пришлось говорить о прочем.

Наше самое большое испытание случилось несколькими годами позже, когда Нику попалась на глаза одна из тех рекламных рассылок “Секрет Виктории”. Сью всегда успевала быстро отправить все эти рекламные рассылки в мусорное ведро, но в этот раз Ник взял в руки этот буклет и оказался заинтригован не столько этими слишком откровенными моделями, сколько собственно названием. “Папа, а что такое Секрет Виктории?” спросил он. Я быстро сообразил, что, если он спрашивает о том, какой секрет знает Виктория, то это простой невинный вопрос. Если же он спрашивает о секрете, который есть у Виктории, то, возможно, отвечая на этот вопрос, я уйду в дебри, в которые заходить мне бы не хотелось. “Я не знаю,” сказал я, взяв брошюру из его рук и выкинув ее в мусорную корзину, как это делала Сью. Чтобы перевести разговор в другое русло, я спросил: “Ты знаешь откуда берутся котята?” “Из зоомагазина,” таков был его ответ. Я вздохнул с облегчением, поняв, что мой сын абсолютно нормален. Таким образом, я выполнил свой отцовский долг.

К чему такая странная преамбула? Потому что, как указывает Гросс, в переходной части к главной теме своего письма “в настоящее время есть важные вопросы, касающиеся экономики и финансовых рынков, которым я должен дать разъяснения, возможно, с несколько большей честностью, по сравнению с моими уловками про “котят из магазина” и про “секрет Виктории”.

Далее представлена наиболее значимый отрывок из его пространного ответа на вопрос: “Когда наша финансовая система, основанная на кредите, затрещит/сломается?”

Ответ Гросса:

Когда инвестиционные активы несут слишком много риска, и при этом дают слишком маленькую доходность. Не сейчас, но со временем, когда финансовые инструменты с низкой/отрицательной доходностью начинают обмениваться на золото и наличность в матрасе в фигуральном смысле, а иногда и в прямом. Когда это случается, наличные и золото становятся самыми желанными активами. Центральные банки могут создавать банковские резервы, но они не могут заставить эти банки кредитовать, когда слишком большие риски сопровождаются слишком маленькими доходностями. Оплодотворение экономики кредитом может полностью прекратиться, если сохранятся такие экономические условия.

Он дает еще 4 коротких ответа на следующие вопросы:

Может ли капитализм функционировать эффективно в условиях нулевых процентных ставок?

Нет. Низкие процентные ставки могут поднять цены активов, но они разрушают накопления и ответственность основных бизнес-моделей. Банки, страховые компании, пенсионные фонды и обычные граждане лишаются возможности платить по будущим долгам. Эта темная сторона процентных ставок очевидна центральным банкам. Если ставки держать на таком уровне слишком долго, то удару подвергается сама экономика, поскольку ожидаемые доходы не материализовываются, и расходы на инвестиции начинают стагнировать.

Может ли количественное смягчение в размере $180 млрд., проводимое ЕЦБ, Банком Японии и Банком Англии, продолжаться долго? Чем это закончится?

Да, может, хотя предложение высококачественных активов в конце концов усохнет, и это вызовет серьезные проблемы с РЕПО, и это также приведет к отрицательным процентным ставкам. Примечательно, что центральные банки свели к нулю почти все процентные платежи от гособлигаций, создав таким образом ситуацию, когда долги обходятся их эмитенту абсолютно бесплатно. Центральные банки “обещают” в итоге продать долги на частном рынке, но эти обещания они никогда не смогут выполнить. Количественное смягчение закончится пролонгированием долгов на постоянной основе. Федрезерв делает это сейчас, но Банк Японии станет той чашкой Петри, за которой будут наблюдать другие, если/когда они отодвинут срок погашения облигаций, находящихся у него на балансе, скажем, на 50 лет.

 Когда инвесторы поймут, станет ли успешной текущая монетарная политика?

Почти все активы ставят ставку на экономический рост (желательно реальный) и инфляцию, пусть даже на номинальный экономический рост и небольшую инфляцию. Причина, по которой номинальной рост критически важен в том, что, только благодаря ему страна, компания или отдельный индивид могут обслуживать свои долги из растущих доходов, тратя часть на процентные выплаты, а другую часть на теоретическое или практическое погашение основной части долга через амортизационный фонд. Без последнего экономика, основанная на кредите, в конце концов превращается в схему Понци, которая рано или поздно обрушается. Наблюдайте за цифрами номинального роста ВВП. Для США необходимы 4%, для Европы – 3-4%, для Японии – 2-3%.

Ну и наконец, самая важная для инвесторов часть письма, которая почти дословно повторяет недавние слова Гундлача. Ответ Гросса на вопрос “Что следует делать инвестору?”:

В этом мире высокого риска и низкой отдачи, ответ очевиден: снизить риски и довольствоваться более низкой отдачей. Но разве вам не нужно куда-то вкладывать деньги? Конечно, нужно, но только рынки теперь не предлагают двузначных чисел доходности на ваши вложения. Отрицательная доходность и потеря процентных платежей во многих категориях активов становятся все более вероятными до тех пор, пока номинальный экономический рост не достигнет приемлемых уровней. Мне не нравятся облигации, мне не нравится большинство акций. Реальные активы такие, как земля, золото и производственные активы – лучшие объекты для вложений на сегодня. Но эти активы сложно купить обычному человеку, поскольку все они были “финансализированы”. Как на счет того чтобы присоединится к стратегии фонда Janus Global? Все мои деньги там.

Мы уверены, что “новый” король облигаций согласен со всем, что здесь сказано.

Опубликовано 03.08.2016 г.

Bill Gross Talks «Sex», Answers «Honestly» What Happens When The Financial System Breaks Down

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *