Кризис интервенций

Автор Tim Price.

 

Для должников Марк Карни – это неиссякаемый источник подарков. Заняли деньги и имеете проблемы с оплатой процентных платежей? Не беспокойтесь, Банк Англии подставит вам плечо. Для тех, кто не имеет кредитов и пытается сберегать, Банк Англии аннулировал все шансы, понизив процентные ставки до исторически низкого уровня в 0,25%, и может их снизить еще. Для людей, обладающих активами, для 1% самых богатых, для спекулянтов недвижимостью, для зомби-компаний и банков — Карни свой человек. Для тех, кто не обладает активами, для сберегателей, пенсионеров, страховых компаний и пенсионных фондов — Банк Англии превратился из антиинфляционного пожарного в монетарного поджигателя.

Экономист Людвиг фон Мизес предвидел все это почти сто лет назад. Он назвал эту ситуацию “кризисом интервенционализма”. Действия имеют свои последствия везде (кроме, как в теории Кейнса и Маркса). Если вы вмешиваетесь в процессы свободного рынка, ожидайте роста неэффективности и усложнения. И это влечет еще больше действий и интервенций. Довольно скоро вся система превращается в устройство Хита Робинсона, требующего постоянных ремонтов, поправок и дополнительных креплений. Добро пожаловать в современную монетарную систему, являющуюся последним прибежищем приверженцев центрального планирования, преследуемых навязчивыми мыслями неадекватного мессианства.

“Суть интервенционалистской политики в том, чтобы забрать у одной группы людей и отдать другой. Это политика конфискации и дистрибуции. Любая мера в конечном счете оправдывается лозунгами, что справедливость предполагает притеснение богатых в пользу бедных.”

Но наша монетарная система стала настолько деформированной после десятилетия неистового интервенционализма, что усилия Марка Карни по дистрибуции богатства даже не предполагают достижение этой цели. В условиях, когда процентные ставки приближаются к нулевой отметке, Марк Карни ограничивает перспективы бедных в пользу богатых. Он занимается редистрибуцией капитала от расчетливых сберегателей к заемщикам и спекулянтам. Кризис слишком большой долговой нагрузки был встречен еще большим наращиванием долгов.

Мизес также кое-что сказал и об этой ситуации.

“Нет способов избежать финального коллапса бума, вызванного кредитной экспансией. Есть две альтернативы: либо кризис придет раньше в результате добровольного отказа от дальнейшей кредитной экспансии, либо он придет позже в виде полной катастрофы, включающей крах валютной системы.”

Банк Англии вместе с Федрезервом, ЕЦБ и Банком Японии говорят абсолютно открыто о том, что кредитная экспансия будет продолжена. Им остается надеяться на то, что Мизес ошибался.

В 2013 году Дилан Грайс в своем эссе, посвященном интервенционализму, написал следующее:

До краха 2008 года центральные банки устанавливали процентные ставки, заглянув в свой хрустальный кристалл, который рассказывал им о будущем экономики. Предполагалось, что они будут увеличивать ставки, если вдруг экономика начнет расти слишком быстро, и снижать их, если экономика начнет замедляться. Предполагалось, что центробанки будут достаточно умными и смогут сгладить циклы бумов и крахов, и это была отличная идея. Проблема в том, что это не сработало. Во-первых, руководители центробанков оказались не такими умными, как о них думали, а во-вторых, получилось так, что они снижали ставки в плохие времена, но не поднимали их на адекватный уровень, когда экономика испытывала подъем. Таким образом, в среднем, кредит оказался слишком дешевым, а спрос на него искусственно завышенным. Поскольку новые долги использовались для покупок активов, цены на эти активы росли, образовав многочисленные пузыри по всему миру…”

Богатство было редистрибуцировано в пользу финансового сектора. Оно также было редистрибуцировано в пользу тех, кто владел активами.

“Кто оплатил это? Те, кто не имел доступ к кредиту, те, у которых не было активов, или те, кто купил активы в последней стадии их инфляции и теперь испытывает проблемы с балансами. Все они заплатили за это. Хуже того, будущие поколения также являются жертвами текущей ситуации, поскольку так или иначе им придется расхлебывать последствия.”

“С их безумными монетарными идеями, центральные банки грабили Питера, чтобы заплатить Полу, не отдавая себе отчет в том, что это за люди… Но что это означает для владельца капитала? Если наши мысли движутся в правильном направлении, то решением текущих проблем может стать уменьшение эксперементаторства… Однако, вероятно, все будет иначе… В идеальном мире нет никаких Питеров и Полов. В том мире, в котором живем мы, нам следует сделать все возможное, чтобы не дать разгуляться Полам, которые ошибочно воспринимают свою близость к деньгам за предпринимательские компетенции. Но, когда мы находим настоящую бесценную изобретательность честного предпринимательства… мы также ощущаем вдохновение, поскольку, будучи инвесторами мы пытаемся моделировать наши практики ориентируясь на них…”

Так как $13 трлн. суверенных долгов торгуются с отрицательными доходностями, облигации, как класс активов, не могут быть объектами инвестиций. Эти облигации превратились в инструмент спекулянтов.

Наличность также становится все более и более проблематичной, поскольку коммерческие банки практически в открытую говорят о том, что приближаются отрицательные ставки, несмотря на заявления Марка Карни.

В процессе логического исключения наличности и облигаций (и, возможно, недвижимости), нам остаются только акции. Учитывая, что цены большинства акций искусственно завышены стимулами центробанков, все же есть единичные экземпляры, которые предлагают хоть какую-то защиту. Их теперь меньше, чем было раньше, но они все-таки могут быть найдены. Они могут быть найдены на дорогах, по которым путешествовало меньше странников.

Возможно когда-то наши центральные банки оценят это богатство, которое было создано не в процессе печатания денег, и не в результате снижения ставок, когда самые отчаявшиеся бросились занимать деньги. Это богатство было создано честным предпринимательским талантом, который теперь поставлен под угрозу постоянными монетарными интервенциями. Вот, как об этом сказал Тони Деден:

“Бесчестные деньги создали культуру спекуляций, которая раньше являлась культурой производителей и сберегателей. В результате мы ошибочно воспринимаем финансовые рынки за источник богатства. Наши временные предпочтения изменились, и поэтому мы ищем доходность не сопоставимую с теми рисками, которые мы готовы на себя брать. Мы фокусируем свое внимание на рыночной активности вместо того, чтобы смотреть на суть экономики, которую рынки разучились передавать.

Суть экономики – это нечто реальное. Эта суть не должна быть материальной, но она должна быть предпочтительной. Будь то золото, которое является деньгами, или честное предпринимательство, но эта суть должна быть связана корнями с экономической реальностью. Понимание этой сути – деньги ли это, или это предпринимательство и деятельность по созданию богатства — это самый главный практический навык, которым мы должны овладеть.”

Опубликовано 08.08.2016 г.

A crisis of intervention

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментариев: 1

  1. Key
    10.08.2016 23:09

    Наличность тут имеется в виду вклады в банках.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *