Крах бума уже начался

Автор Tim Price.

 

“Отрицательные процентные ставки – это не вина центральных банков” – Мартин Вульф в статье Financial Times от 12 апреля 2016 года.

Отрывок из книги Людвига фон Мизеса “Человеческая деятельность”:

“Но в конце концов массы просыпаются. Они внезапно начинают понимать, что инфляция – это осознанная политика, и она будет продолжаться бесконечно. Происходит слом, проявляющийся в возникновении краха бума. Каждый стремится обменять свои деньги на “реальные” товары, не отдавая себе отчет нужны ли ему эти товары и не обращая внимания на их цену. В короткий промежуток времени, который исчисляется неделями или даже днями, привычные купюры, используемые ранее, как деньги, перестают являться средством обмена. Они становятся бесполезными клочками бумаги. Никто не хочет ничего обменивать на них.

Такое случалось с Континентальной валютой в Америке в 1781 году, с Территориальными мандатами во Франции в 1796 году и с Немецкими марками в 1923 году. И это случится опять там, где возникнут подходящие условия. Если валюта используется в качестве средства обмена, тогда публика должна быть убеждена, что количество этой валюты не будет увеличено сверх меры. Инфляция — это политика, которая не может продолжаться долго.”

Похоже, что массы уже какое-то время находятся в режиме пробуждения. И виною тому не только политика инфляционизма, повсеместно принятая во всем мире после финансового кризиса 2008-2009 года, но и сами глобальные центральные банки, которые сделали все от них возможное, чтобы люди потеряли доверие к деньгам. Случилось так, что гиперинфляция – это совсем не обязательная предпосылка для начала краха бума. Снижения ставок до отрицательных значений оказалось достаточным для того, чтобы вызвать гонку инвесторов в реальные активы.

Каждому нравятся начальные стадии инфляции, пишет О. Парссон в своей книге “Смерть денег”;

“Эффекты, проявляющиеся в начальных стадиях инфляции, очень приятны. Мы наблюдаем расширение предложения денег, увеличивающиеся траты со стороны государства, растущий бюджетный дефицит, бум на рынке акций, грандиозный рост общего благополучия, и все это происходит на фоне временно стабильных цен. Каждый получает выгоду, и никто не платит за это. Это – ранняя фаза цикла. Позднее, все эффекты инфляции становятся не приятными. Правительство может постепенно увеличивать монетарную инфляцию с тем, чтобы отложить неблагоприятные эффекты на более позднее время, но эти эффекты будут терпеливо дожидаться своего часа.

В терминальной стадии инфляции мы можем наблюдать ухудшение благосостояния общества, недостаток денег, рушащиеся рынки акций, рост налогов, еще больший дефицит бюджета, еще большее расширение денежной массы, теперь уже сопровождаемое ростом цен и отсутствием эффекта от традиционных инструментов политики. Каждый платит, и никто не извлекает выгоду. Так выглядит полный цикл инфляции.”

Аласдер Маклеод в статье на сайте The Cobden Centre указывает на чрезвычайную переоцененность акций и облигаций во всем мире:

“Вследствие того, что инфляция главным образом ограничена активами, никто не беспокоится. Напротив, инвесторы радуются эффекту богатства. Активы не включены в индекс потребительских цен, и поэтому кажется, что опасности падения покупательной способности денег не существует. Однако, это не означает, что данную проблему можно игнорировать. Если причина, стоящая за растущими рынками, связана с бегством инвесторов от наличных, то нам следует начать волноваться, потому что пришло самое подходящее время озаботится не ростом нашего богатства, а покупательной силой наших валют.”

Если вы хотите вызвать побег инвесторов из наличных, просто установите отрицательные процентные ставки – то, что абсолютно невозможно на свободном не манипулируемом рынке. Заставьте владельцев депозитов платить за привилегию быть кредиторами банков. Пока вы делаете это, убедитесь, что ваша банковская система – как в случае с банковской системой ЕС – остается нереформированной и хронически недокапитализированной. К сожалению для центробанков, человеческая натура не так управляема, как процентные ставки. И теперь мы приходим к статье в Wall Street Journal от 8 августа этого года, озаглавленной: “Процентные ставки наносят ответный удар?”

Ранние свидетельства, похоже, подтверждают наши подозрения.

Когда владелица небольшого магазина по продаже овощей из Германии Хейке Хофманн услышала, что ЕЦБ собирается снизить ставки до отрицательных значений в 2014 году, “она посчитала это “безумием” и тут же сократила свои расходы, а на сэкономленные деньги купила золото. “Теперь мне нужно скопить больше денег прежде, чем я отправлюсь на пенсию.”

В статье также упомянут некий Лассе Бохман, 63-летний продавец газетного киоска из Стокгольма. Бохман “сказал, что концепция отрицательных ставок кажется ему “странной”, и теперь он хочет сберегать больше денег, чем раньше, чтобы обеспечить себе выход на пенсию. “Я просто продолжу относить мои деньги в банк,” говорит он, или “буду складывать их под матрас.”

В декабре миссис Хофманн использовала свой рождественский бонус на покупку 10 гр. золота.

“С тех пор она купила еще больше золота, потратив на него все, что смогла сэкономить. Это золото она хранит в домашнем сейфе, поскольку не доверяет банкам. “Каждый раз, когда я смотрю на выписку из моего банковского счета, мне хочется плакать.”

Заметьте, что миссис Хофманн полностью отказалась от банков, как, собственно, ей и стоило это сделать. (На прошлой неделе на сайте Zero Hedge была опубликована статья о том, что Немецкий институт экономических исследований (ZEW) выявил, что в балансе Deutsche Bank, являющегося самым крупным банком Германии, может возникнуть дыра, превышающая всю рыночную капитализацию этого банка).

В статье Wall Street Journal также отмечено, что потребители в Германии и Японии стали больше сберегать. В Дании, Швейцарии и Швеции – в странах, в которых действуют отрицательные процентные ставки, и которые не являются членами Еврозоны, – сбережения находятся на самом высоком уровне с 1995 года. Выходит, что происходит ровно обратное тому, что подразумевалось под целью политики количественного смягчения и политики нулевых процентных ставок. Журнал также приводит цитату Финансового директора компании Messer Group Ганса-Герда Винадса, который сказал следующее: “Эта странная политика отрицательных ставок не мотивировала нас к расширению инвестиций. Наоборот, она подала сигнал, что экономическая ситуация не улучшается.”

Когда ставки по депозитам снижаются до отрицательных значений, даже в условиях роста рисков контрагента, абсолютно логично начать поиск лучшего убежища своим капиталам, чем просто держать их в банке. Облигации, к сожалению, также не имеют смысла, потому что тоже несут отрицательную доходность.

Таким образом, акции остаются единственным большим классом активов, доступным инвесторам. Но просыпающиеся массы уже вкладывают свои деньги в рынки акций уже какое-то время, сделав их чрезвычайно переоцененными в процессе этого. Прагматичный ответ на происходящее – это, безусловно, выбор инвестиций, предлагающих хотя бы частичную защиту: высококачественные акции недооцененных бизнесов, зарабатывающих весомые прибыли и тем не менее торгующихся на приемлемых уровнях валюации. Именно то, зачем мы здесь.

Если Вы разделяете наши взгляды на то, что QE несет больше вреда, чем пользы британской экономике и пагубно влияет на интересы сберегателей, инвесторов и пенсионеров, то, пожалуйста, подпишите эту петицию, и распространите ее между своими друзьями и членами вашей семьи. Спасибо.

Опубликовано 15.08.2016 г.

The crack-up boom has already begun

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *