Великий китайский разлом: Новая Культурная революция?

Единственный вопрос для Китая (и для любой нации, зависящей от пузырей/долгов) в том, какие социально политические последствия ожидают эту страну, когда пузырь наконец-то лопнет

В Азии считается непатриотичным критиковать свою страну на публике, даже если ты и не согласен с направлением, в котором ведут эту страну ее лидеры. Культурной нормой считается сокрытие “лица” своей страны от посторонних взглядов.

Эта сдержанность особо заметна в Китае, население которого помнит западную империалистическую экспансию в конце 19 начале 20 века.

Вы вряд ли услышите критику властей в Китае, если только вам не станут доверять, как близкому другу. Ругать китайские власти открыто не принято, даже для местных критиков.

Именно по этой причине Западные СМИ не очень понимают, что на самом деле тревожит граждан Китая. Недавно я услышал в приватной беседе, что в этой стране существует опасность Второй культурной революции.

В Китае имеет место Огромный Разлом между двумя поколениями граждан: старое поколение вспоминает Маоистскую эру с некой ностальгией, при этом не забывая о страшных невзгодах Культурной революции (1966 -1976 годы). С другой стороны находится молодое, образованное, преуспевающее поколение, которое знакомо только с процветанием в условиях консюмеризма и верит только в персональный успех.

Идеалы старых коммун для этого поколения являются абстракцией. Они, с их точки зрения, являются ужасной платой за Культурную революцию.

Возрождение почитания Мао было для властей Китая неожиданностью. Они не могут избавиться от него, поскольку он был родоначальником КПК, но рост популярности революционных идей Мао, возвращаемых со свалки истории, без сомнений бросает вызов текущей власти.

Старое поколение китайцев презирает молодежь, зараженную вирусом консюмеризма, и хотело бы почистить Китай от излишков богатства.

Несложно представить, как растущая безработица и огромнейшая пропасть имущественного неравенства может вызвать новую Культурную революцию, которая будет направлена на тех партийных лидеров, которые получили колоссальную выгоду от государственного неолиберального капитализма.

Однако, возврат к маоистским корням расколет и партию, и общество пополам. Думаете это неправдоподобный сценарий? Возможно, что не такой уж и неправдоподобный, как предположили бы традиционные медиа, предпочитающие все видеть в розовом цвете.

Для того, чтобы сохранить статус-кво (в Китае, в Японии, в США, в ЕС и т.д., и т.д.) в ослабевающей, зависимой от пузырей экономике нужно раздуть еще больший пузырь. Если долги достигли предела, взорвав экономику, предпринимается попытка раздуть долги сверх уровня, который вызвал взрыв экономики в прошлый раз.

Если манипуляции с цифрами стали причиной потери доверия, то нужно еще больше исказить их так, чтобы они совсем не отражали реальности.

Если массы протестуют по поводу их ничтожного представительства во власти, нужно еще больше отодвинуть их от рычагов этой власти.

И так далее.

Эти новые надуваемые пузыри, за место старых, лопнувших, работают какое-то время, но эта оттяжка времени за счет стабильности. Каждый новый пузырь передвигает систему на новые, более высокие уровни риска коллапса.

Другими словами, стабильность нового пузыря временна, а значит иллюзорна.

Процесс надувания новых пузырей имеет один большой недостаток: убывающая отдача. Природа схемы “стимул-реакция” заключается в том, что переизбыток стимулов приводит к убывающим реакциям. И эта структурная особенность, которую нельзя отменить.

Увещевания публики в возможности сохранения статус-кво с помощью приукрашенных цифр статистики и манипуляций на рынке очень эффективны в первый раз, менее эффективны во второй, и совсем не работают в третий. Почему? Потому что дистанция между реальностью и сконструированным пузырем так велика, что этот разрыв становится настолько очевиден для каждого, кому не входит в обязанность восхищаться несуществующим платьем короля.

Система привыкает ко все большим стимулам. Если наркотик/долг теряет свою эффективность, то нужна большая доза. И это есть увеличивающаяся прогрессия серийных пузырей. Затем система привыкает к увеличившейся дозе/долгу, а следующее расширение долгов должно быть еще большим.

Наглядно эта динамика может быть представлена моделью слома восходящего клина, которая стоится на хорошо известном эффекте храповика: система приспособлена на расширение долгов, левериджа, занятости и т.д., но она не имеет механизма, который позволил бы ей сократиться. Любое сокращение вызывает системный коллапс.

Модель слома восходящего клина

untitled

(Основанная на эффекте храповика, экономика умеет только расширяться. Любое ее сокращение тут же встречается центрально запланированными стимулами.

Этот все более хрупкий “рост” заканчивается, как только все большему количеству стимулов/долгов не удается спровоцировать экономическую экспансию.

Но новый раунд легких кредитов/стимулов должен быть масштабнее предыдущего, вследствие эффекта убывающие отдачи.)

Единственный вопрос для Китая (и для любой нации, зависящей от пузырей/долгов) в том, какие социально политические последствия ожидают эту страну, когда пузырь наконец-то лопнет?

Ответ на этот вопрос для каждого государства по мере углубления кризиса будет зависеть от исторических особенностей и социокультурных норм присущих этим государствам. В Китае с его двумя революциями – победой коммунистов в 1949 году и подавляемой теперь Культурной революции в 1966 – 1976 годах – властям, похоже, придется столкнуться с масштабом проблем, о которых они предпочли бы не знать.

Опубликовано 26.08.2016 г.

China’s Great Divide: A New Cultural Revolution?

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *