Джон Мейнард Кейнс “Общая теория”: Восемьдесят лет спустя

untitled

2016 год ознаменовал восьмидесятилетнюю годовщину публикации одной из самых влиятельных книг по теме экономики когда-либо увидевших свет. Эта книга – “Общая теория занятости, процента и денег” Джона Мейнарда Кейнса – нанесла непоправимый экономический и политический ущерб Западному миру и другим странам, которые воспользовались ее рецептами. К сожалению, даже по сей день, несмотря на разгромные опровержения основ этой теории такими звездами, как Генри Хэзлитт и другими именитыми экономистами, Общая Теория, называемая теперь “Кейнсианством”, и ее поздние версии, остаются основополагающими в экономической науке, финансовых рынках и публичной политике.

Несмотря на нелепые теоретические изъяны, абсурдный экономический жаргон и катастрофические эмпирические свидетельства провала попыток предотвратить финансовые кризисы или стимулировать устойчивый рост, Кейнсианство остается господствующей экономической парадигмой.

Почему?

Причин такого положения вещей за все время доминирования Общей Теории было названо несколько, однако, одна из них наиболее весома: Кейнсианство обеспечивает интеллектуальное оправдание для экономистов, статистиков, технократов, бюрократов и политических бонз, восседающих в высоких креслах, выступать в качестве “тонких настройщиков” экономики. Поскольку рынки, согласно Кейнсу и его ученикам, не стабильны из-за изменчивых инвестиционных расходов и беспорядочного агрегированного спроса, следовательно, те, кто имеет теоретические познания в изысканиях Учителя, должны сглаживать флуктуации экономики.

Общая Теория вышла на сцену в самое подходящее время на пике (а лучше сказать по достижению глубин) Великой депрессии, когда в 1936 году, несмотря на “Новый курс” Рузвельта и инициатив других стран Западного мира, ситуация в экономике не думала улучшаться. Кейнсианство, по сути, стало “средним путем” между советским центральным планированием и доктриной полного невмешательства в капиталистическую экономику. Было решено, что преимущественно через бюджетную политику, экономика станет управляться осмотрительными экономистами-кейнсианцами. Естественно, это понравилось академикам и интеллектуалам, которые совершенно логично предположили, что им достанется часть власти и влияния в расширенном государственном аппарате.

Как показала история, Кейнсианство оказалось более, чем лекарством от Великой депрессии, оставшись инструментом экономической политики и после окончания экономического кризиса. Общая Теория основана, в том числе на (неверном) предположении о том, что капиталистическая система от природы нестабильна, а поэтому нуждается в интервенциях со стороны государства. Кейнс умышлено игнорировал мнения экономистов-современников о том, что нестабильность явилась результатом не “ошибки рынка”, а монетарного беспорядка, вызванного искусственной кредитной экспансией центральными банками, и в первую очередь Федеральным резервом.

Общая теория вызвала взрыв энтузиазма у молодого поколения экономистов в то время, как старшие их коллеги (обоснованно) посчитали ее безумием. Тем не менее, недостаток ясности этой теории был так привлекателен для многих своей возможностью стать толкователем этого нового ученья.

Не все, однако, впечатлялись этим Великим произведением ментора, и вот, что сказал по поводу этого Пол Самуэльсон:

[Общая теория] – плохо написанная книга:

плохо структурированная… она изобилует претенциозностями

и путаницей… Я думаю, что не выдам секрета, сказав –

основываясь на персональном опыте –

что никто в Кембридже не будет помнить о ней

через двенадцать – восемнадцать месяцев, со

дня ее публикации.

Несмотря на такую оценку, Кейнсианство никогда серьезно не оспаривалось его приверженцами, поскольку открывало слишком много лакомых возможностей в политике.

Кейнсианство до сих пор является главной доктриной в экономике, несмотря на свое теоретическое и эмпирическое банкротство, о чем так много сказано западными учеными-интеллектуалами. Вместо того, чтобы исправить ошибку и последовать к истине, западная интеллигенция главным образом озабочена сохранением привилегий и властных полномочий. В свое время такой статус приобретался честными исследованиями социальных вопросов и проблем, теперь он достигается оправданием экспансии власти государства. Очень немногие могут отказаться от такого соблазна!

Общества являются продуктом идей. С появлением Общей Теории Западный мир встал на разрушительный путь Кейнсианства, который привел к стагнации и финансовой нестабильности, а далее на этом пути общество ожидает коллапс. До тех пор, пока Кейнс и его чокнутые идеи не будут отвергнуты, экономические тяготы продолжатся.

Опубликовано 02.09.2016 г.

John Maynard Keynes’ “General Theory” Eighty Years Later

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментариев: 1

  1. Цыган
    04.09.2016 07:10

    Экономические тяготы простых людей продолжатся им на них наплевать. Очень выгодно обувать туземцев за крашеные бумажки.Сложно будет этим клопам отказаться от такой чудесной шулерской схемы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *