Аппетит к риску со стороны Deutsche Bank не учтен в его балансе

Глобальные банки-гиганты – такие, как JPMorgan Chase или HSBC – неплохо чувствуют себя сегодня на финансовых рынках, контролируя триллионные потоки.

Но не многие из них так завязаны на этот бизнес – включающий в себя свопирование валют, продажу облигаций и структурирование деривативов- как Deutsche Bank, кредитный гигант, сделавший свое имя не тем, что является главным банком немецких вкладчиков, но местом, где хедж-фонды и другие инвесторы, обожающие риск, делают свои самые смелые финансовые ставки.

Именно, поэтому стремительно снижающиеся акции этого банка стали причиной нервозности в министерствах финансов, центральных банках и на торговых площадках от Гонконга до Нью-Йорка.

Спустя восемь лет после коллапса Lehman Brothers, который привел к финансовому кризису, участников рынка охватил страх, касательно ситуации Deutsche Bank и его баланса в €1,6 трлн., который имеет крайне высокий леверидж.

Эти страхи поутихли в конце прошлой недели, когда акции этого банка выросли после публикаций о том, что Deutsche Bank близок к заключению сделки с Министерством юстиции США по поводу штрафа, наложенного последним за продажу немецким банком токсичных ипотечных бумаг во время финансового кризиса.

Участники рынка также пришли к осознанию того, что даже имея тонкую подушку ликвидности, Deutsche Bank имеет гораздо более лучшую финансовую форму, чем то, с чем пришел к своему краху Lehman Brothers. В письме своим сотрудникам Управляющий Deutsche Bank, Джон Крайан, подчеркнул факт наличия “сильных фундаменталий” банка.

У этого банка есть €220 млрд. ($247 млрд.) мгновенной ликвидности, по сравнению с $45 млрд., которыми располагал Lehman в 2007 году, к тому же он может получить кредитные линии в Федрезерве и ЕЦБ, если возникнет такая необходимость.

Однако, это не означает, что трейдеры и регуляторы позабудут о своих беспокойствах, поскольку среди прочих вещей, за балансом этого банка находится €42 трлн. деривативов, что примерно в 11 раз больше ВВП экономики Германии. Рыночная стоимость этих деривативов значительно ниже, и она составляет €18 млрд., но эта цифра также пугающе велика.

Среди других универсальных банков – финансовых институтов, которые работают с депозитами и ведут инвестиционный бизнес — Deutsche Bank больше всех продвигает услуги, связанные с торговлей наиболее инновационными финансовыми инструментами.

Прошлый управляющий банка, Аншу Джейн, пришел в банк в 1990-х из Merrill Lynch и дорос до своей самой высокой должности благодаря успеху в продажах деривативов хедж-фондам.

Задолго до того, как он стал соуправляющим в банке в 2012 году, Мистер Джейн и лояльные ему кадры, которые разделяли его методы ведения банковского бизнеса, консолидировали власть в Лондоне (штаб-квартира Deutsche Bank находится во Франкфурте), на рынках которого они и осуществляли свои масштабные торговые операции. Deutsche Bank стал одним из немногих больших и агрессивных банков, которые подвергли свой капитал риску, торгуя деривативами, секюритизированными ипотечными бумагами и кредитно-дефолтными свопами с теми, кто хотел заключить подобные сделки.

“Что делает Deutsche Bank системно важным, так это его огромный размер в сочетании с левериджем,” говорит эксперт по структуре финансовых рынков в консалтинговой компании TABB Group Антони Перротта мландший. “Но капитал оказался в дефиците, и банк стал представлять собой хрупкую конструкцию.”

Простые расчеты подтверждают это утверждение. Капитал Deutsche Bank равен €67 млрд. ($75 млрд.), а сумма всех активов этого банка соответствует €1.6 трлн. ($1.8 трлн.), и это означает, что леверидж банка равен 25 к 1.

По сравнению с Deutsche Bank, JPMorgan имеет капитал $224 млрд., а его активы равны $2,4 трлн., что дает в итоге гораздо более здоровое отношение левериджа 9 к 1.

Но еще более беспокоит тот факт, что многие из активов, находящихся на балансе Deutsche Bank, относятся к категории малоликвидных активов, так называемых ценных бумаг 3-го уровня, цена которых неизвестна, а найти покупателя на них практически невозможно.

Согласно последней ежегодной отчетности, сумма активов 3-го уровня, числящаяся на балансе этого банка, соответствовала €32 млрд., что составляет примерно половину собственного капитала Deutsche Bank, хотя эта цифра и резко снизилась в течение нескольких пошлых лет.

Чтобы лучше понять, каким образом эти активы оказались на балансе банка, необходимо внимательнее взглянуть на инвестиционное подразделение Deutsche Bank.

В хорошие времена это подразделение утопало в прибылях. Но деятельность этого подразделения также привела к убыткам Deutsche Bank в $7,5 млрд., о которых он отчитался в прошлом году.

С введением новых европейских регуляций, Deutsche Bank должен раскрывать информацию о количестве сотрудников, которые подвергают значительному риску капитал банка, и о том, сколько им платят.

В прошлом году банк отчитался о том, что штат его инвестиционного подразделения состоит из 1871 так называемого “подвергателя” риску, или M.R.T. (material risk takers), которым было выплачено €1,7 млрд.

Эта цифра снизилась с позапрошлого года, когда 2 057 M.R.T. получили €2 млрд.

Банковский аналитик лондонской компании Autonomous Research Стюарт Грэм говорит, что Deutsche Bank имеет в штате больше M.R.T. , чем любой другой банк, включая JPMorgan, Goldman Sachs и Credit Suisse.

Barclays, давний конкурент Deutsche, также работает с депозитами, а в своих доходах полагается на трейдеров. Но этот британский банк в своем инвестиционном подразделении имеет лишь 842 M.R.T.

Хотя культура делать большие ставки за счет активов банка может быть неплохо работала в предыдущую эру, на сегодняшних рынках, где премии уплачиваются за риск-менеджмент, а не за принятие риска, такие практики приносят убытки.

Таким образом, хотя Deutsche Bank и имеет подушку ликвидности в €220 млрд., эти неизвестные убытки заставляют некоторых инвесторов занять защитную позицию и попросить банк вернуть их деньги.

“Если вы – контрагент Deutsche Bank, вам следует ликвидировать вашу позицию в нем и чем быстрее, тем лучше,” говорит кредитный аналитик компании Viola Risk Advisors Дэвид Хендлер.

 

Большинство аналитиков полагают, что Deutsche Bank необходимо собрать дополнительно от €5 млрд. до €7 млрд. для того, чтобы успокоить страхи инвесторов о своем финансовом здоровье, особенно в свете того, что Департамент юстиции США может потребовать от него уплатить штраф.

Но есть и те, кто считает, что для того, чтобы Deutsche Bank сумел выжить в условиях кризиса, ему понадобится гораздо больше денег.

Экономист Нью-Йоркского университета Роберт Энгл, который был награжден Нобелевской премией за работу, посвященную волатильности и рынкам капитала, разработал модель, которая ранжирует финансовые институты в зависимости от степени риска, которому они подвергают финансовую систему.

Эта модель учитывает леверидж, цену акций банка и его капитал. И таким образом эта модель представляет индикатор опасности, которую представляют банки финансовой системе в реальном времени.

Глобальные регуляторы используют эту модель, как дополнение к собственным индикаторам, разработанным внутри этих учреждений.

По состоянию на сегодняшний день, Deutsche Bank находится на вершине этого рейтинга риска, и согласно указанной модели, этому банку потребуется €100 млрд. для того, чтобы выжить в условиях достаточно продолжительных распродаж на рынках.

Другие европейские банки такие, как BNP Paribas и Société Générale, в этом отношении не сильно отстают от Deutsche Bank. Но зависимость от долгов выделяет этот банк среди своих американских и европейских коллег.

“В настоящее время с Deutsche Bank связано очень много рисков,” говорит Мистер Энгл. “Мы уже какое-то время беспокоимся о европейских банках.”

Опубликовано 03.10.2016 г.

Deutsche Bank’s Appetite for Risk Throws Off Its Balance

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *