Наблюдая за умирающей экономикой накануне гиперинфляции

Почти истерическое неприятие золотого стандарта является тем пунктом, который объединяет государственников всех мастей. Они явно чувствуют — возможно, даже более тонко и отчетливо, чем многие самые убежденные защитники политики невмешательства государства в экономику — что золото и экономическая свобода неразделимы, что золотой стандарт является инструментом политики невмешательства, и что эти понятия связаны воедино. – Алан Гринспен.

Каждая гиперинфляция уникальна. Никто не жаждет хаоса, который она несет с сбой. Мы никогда не идем осознано в сторону ее появления. Монетарный кризис – эта всегда часть или продолжение неизбежных исторических циклов.

Текущий путь в гиперинфляцию когда-нибудь также станет частью статистики. Как и каждый монетарный коллапс, случавшийся прежде, следующее его повторение прочувствуется нутром и останется травмой психики целого поколения. Хотелось бы, чтобы эти предстоящие события послужили уроком в будущем, но, вероятнее всего, они окажутся забыты коллективной памятью уже в который раз.

Далее превосходное обобщение текущих процессов из блога How Fiat Dies:

Отличаются ли США от Веймарской Германии или Зимбабве?

Каждый случай гиперинфляции уникален, и, если вы ищите отличия, вы всегда их найдете. Однако, вам следует понять общие характеристики. Гиперинфляция случается, потому что государственный долг перешагивает через отметку 80% ВНП страны, а дефицит бюджета достигает 40%. Не имеет значения, как вы оказались в этой ситуации. Гиперинфляция работает всегда одинаково, если вы проиграли в войне с другим государством или оказались побежденными в гражданской войне; ваш диктатор сошел с ума, ваше правительство залезло в большие внешние долги, или оно национализировало слишком много бизнесов; если у вас во власти расцвела коррупция, или ваши законодатели наложили слишком много регуляций; если налогоплательщики в вашей стране избегают слишком высоких налогов, экономика вошла в серьезную депрессию; или еще что-то другое. Главное в том, что государство тратит вдвое больше того, что оно собрало налогами, и уровень долгов правительства превысил все разумные пределы. Когда они приходят к ситуации, что уже не могут занимать больше кроме, как у центробанков, находящихся под их контролем, они заставляют эти центробанки “ссужать” им деньги. И когда становится понятно, что единственным способом отдать “долг” центробанку – это получить еще один “кредит” от него же, то вы, вероятно, следуете к гиперинфляции.

Другая проблема заключается в том, что люди часто сравнивают США до гиперинфляции со странами, в которых этот процесс оказался запущен. И это не справедливое сравнение. Например, когда цены взрываются вверх, а за ними следуют и процентные ставки, ни один банк не будет выдавать ссуду на 30 лет. И поэтому люди скажут, что раз в США выдают кредиты на 30 лет, значит эта страна не похожа на те, в которых бушует гиперинфляция. Но это глупо. Безусловно, страна, в которой гиперинфляция еще не случилась, отличается от страны, которая вступила в нее. Главное – это распознать обстоятельства, которые предшествуют началу этого процесса.

Когда в стране случается гиперинфляция, эта страна проходит через различные ее стадии.

Парадокс Баффета

Смотри что они делают, а не что они говорят.

Цитата отца Уоррена Баффета, Говарда Баффета:

“Я предупреждаю вас о том, что политики обоих партий будут противодействовать возврату к золоту, хотя внешне они могут соглашаться этим. Если вы не хотите видеть ваших детей и вашу страну в условиях галопирующей инфляции, войны и рабства, тогда нам нужна ваша поддержка. Если мы хотим, чтобы свободы граждан соблюдались в Америке и впредь, мы должны выиграть войну и восстановить честные деньги.”

Ирония доходит до абсурда. Уоррен Бафет и его партнер Чарли являются архитекторами антикапиталистического движения.

В основе своей они являются врагами драгоценных металлов.

Почему же этот дуэт так ненавидит драгоценные металлы?

Потому, что для них важна целостность текущей системы. Их выживание зависит от того, как подает информацию мейнстрим-медиа. Они относятся к мейнстрим-культуре также, как Goldman Sacs к своим клиентам. Нет никакого наказания за негодные рекомендации, которые приводят к убыткам клиентов, но обогащают владельцев банка.

По сути, манипуляции достигли невероятных масштабов. Тем же занимаются банки, оперирующие на рынке физического золота, проводя свои интервенции. Они двигают цену, задают настроения участников рынка, а сами скупают реальные активы.

Баффет скупает физические активы и инфраструктуру. Энергию и транспорт, чтобы транспортировать эту энергию. А в целом, он сбрасывает доллары. И его поведение сугубо рационально.

Просто следуйте за деньгами. Он ничем не отличается от вас или меня, от всех тех, которые обменивают доллары на твердые активы.

Рост – это главное, а скорость – это миф.

Видели ли вы где-либо еще такую экономику, в которой так просто занимать, но так сложно зарабатывать?

И в этом ключ: сосуществование отсутствия роста и низких процентных ставок. Эта ситуация неустойчива – в то время, когда система будет идти к своему развалу, этому будет сопутствовать применение уже известных средств.

Мы видели миллиарды долларов ушедших на обратные выкупы акций, ставших причиной роста фондового рынка. Это все что угодно, но не здоровый рост.

Мы стали свидетелями наступления социализма на рынке ипотеки США, где эмитированные частным образом закладные (не поддерживаемые гарантией Правительства) практически исчезли.

Цифры безработицы превратились в фарс: если вы отнимите из расчета всех потенциальных работников, ваш уровень безработицы окажется на нуле. Оруэлл ворочается в своей могиле.

И все это делается с наилучшими намерениями и верой в то, что масштабные интервенции волшебным образом излечат экономику, которой давно уже не нужны эти экстремальные манипуляции.

Обезьяна, вытащившая рыбу на берег, и наблюдающая ее смерть, полагает, что припозднилась с “помощью” этой рыбе. Эта история перекликается с действиями всех самых влиятельных регуляторов, включая Бена Бернанке с его уверенностью в том, что Великой Депрессии могло бы и не случиться, будь монетарные меры тогда более агрессивными.

Затишье перед бурей.

Сегодня мы наблюдаем волны стагнации и растущие цены.

Пока у нас нет гиперинфляции. У нас есть постоянная, ползучая инфляция.

Это не та инфляция, которая заставит вас вспомнить о тачках для денег. Это та инфляция, которая втихую отъедает будущее у ваших внуков.

Рост – это жизненная сила любого организма. Если экономика не двигается вперед, она умирает. Органический рост экономики в этом цикле отсутствует. Краткосрочная боль в пользу долгосрочного роста превратилась в анафему. К этому уже не возвращаются и даже не обсуждают. И это главное предзнаменование грядущего коллапса. И он находится прямо перед нами.

Следующая гиперинфляция очень быстро станет исторической аномалией, и потомкам будет сложно объяснить, о чем думали люди, приведшие к ней. Но нам предстоит увидеть эволюцию монетарного эксперимента своими собственными глазами. Вот только бы хватило смелости и сил не отводить глаз.

Опубликовано 05.10.2016 г.

The Hyperinflationary Death Watch

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментариев: 1

  1. Жук
    06.10.2016 20:13

    Спасибо, статья очень понравилось. Это подтверждает что я все делаю правильно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *