Deutsche Bank говорит инвесторам не переживать насчет его €46 трлн. деривативов

Впервые о гигантской сумме деривативов Deutsche Bank мы написали еще в 2013 году, а на прошлой неделе сам JPMorgan подтвердил, что они представляют самый большой риск для этого немецкого банка. В своей записке стратег JPMorgan Николаос Панигирцоглоу написал: “По нашему мнению, вопрос не столько в фондировании, сколько в деривативах, которые станут все больше тревожить рынки, если беспокойства относительно Deutsche Bank продолжат нарастать. И это особенно актуально, если растущие беспокойства обернутся кризисом доверия, который повлечет быстрое сворачивание деривативных контрактов.”

Для тех, кто не знаком с этой историей, напоминаем, что Deutsche Bank имеет один из самых больших портфелей деривативов в мире – контрактов, основанных на стоимости других активов. Этот портфель достигал своих пиков на уровне $75 трлн., что в 20 раз превышает ВВП Германии, но затем уменьшился до $46 трлн. к концу прошлого года. Эта цифра соответствует примерно 12% условной стоимости всех непогашенных деривативных позиций в мире ($384 трлн.), указано в отчете Банка Международных расчетов (BIS). По состоянию на конец второго квартала текущего года условная стоимость деривативов, находящихся в портфеле Deutsche Bank, также была равна €46 трлн.

1

Аналитики JPMorgan подтверждают размер портфеля деривативов Deutsche Bank, и отмечают, что BIS воспользовался альтернативным, непрямым способом оценки размера позиций в деривативах и посчитал, что по состоянию на 1 квартал 2016 года общий объем открытых деривативных контрактов, заключенных между иностранными банками и их коллегами из Германии, был равен $312 млрд.

2

И хотя тема портфеля деривативов DB появляется всякий раз, когда акции этого банка начинают снижаться, она тут же забывается с выходом липовых новостей, после чего акции идут вверх.

И в свете вчерашней новости, опубликованной Bild о том, что Управляющий Deutsche Bank Джон Крайан “не сумел достичь договоренности с Министерством Юстиции США”, возможно, в понедельник акции этого банка вновь устремятся вниз, и это означает, что внимание рыночной публики опять обратится к тому, что, по уверениям JPM, является самой большой тревогой инвесторов относительно банка, являющегося самым большим источником системного риска.

3

И что делать осажденному немецкому банку теперь, спустя две недели с того момента, когда его акции достигли рекордных глубин, и он обвинил во всех своих несчастьях “спекулянтов”?

Как объяснил Управляющий рисками в Deutsche Bank Стюарт Льюис в воскресном интервью изданию Welt am Sonntag, банк займет превентивную позицию относительно тревог рыночных участников о состоянии позиции в деривативах.

Отвечая на вопросы изданию, Льюис сказал, что Deutsche Bank продолжает уменьшать размер своего портфеля деривативов, “который не несет такого риска, как, возможно, думают инвесторы”. Что ж, не только инвесторы: также считает и “другой” банк, у которого есть свой портфель деривативов на сумму $53,3 трлн, а именно, JPMorgan.

“Риски нашего портфеля деривативов очень сильно преувеличены,” сказал Льюис изданию, а далее это перепечатало Reuters. Он заявил, что 46 трлн. евро выглядит, как большая сумма, но в этом случае речь идет только об условной стоимости контрактов, а чистая позиция в деривативах Deutsche Bank сильно меньше, и она составляет примерно €41 млрд.

“46 трлн. евро выглядят гигантской цифрой, но эта цифра абсолютно обманчива. Реальный риск куда меньше,” сказал Льюис, добавив, что уровень риска Deutsche Bank, связанного с портфелем деривативов, сопоставим с рисками, которые несут другие инвестиционные банки. И хотя он абсолютно прав касательно соотношения условной и чистой позиции в деривативах, его утверждение о том, что в случае “стрессового события” Deutsche Bank, рынок деривативов продолжит оставаться стабильным и не будет никакого распространения заразы, работает только до того момента, пока у какого-нибудь контрагента не возникнут проблемы, и еще худшее случится, если обнаружится, что обеспечивающий дериватив залог был перезаложен не один раз, о возможности чего писали не только мы, но и сам BIS в 2013 году.

Но вернемся к Deutsche Bank, Управляющий рисками которого попытался еще больше успокоить тревоги публики касательно размеров портфеля деривативов, сказав: “мы пытаемся сделать наш бизнес проще, и мы сокращаем нашу позицию в деривативах. Часть из них мы перевели в наши не основные подразделения несколько лет назад.” Хотя это и так, основная позиция в деривативах все же остаётся в главном подразделении (где числятся депозиты), а хуже всего то, что кто-нибудь может заинтересоваться, почему Deutsche Bank достиг такого незначительного успеха в уменьшении условной стоимости деривативов, числящихся за балансом этого немецкого банка.

31 июля этого года тот же самый Стюарт Льюис в интервью Frankfurter Allgemeine, которое было опубликовано под заголовком “Мы не опасны” сказал фактически то же самое …

stewart-db

… и заявил, что беспокойства относительно банка, возникшие после того, как МВФ опубликовал отчет, назвав Deutsche Bank главным источником системного риска, не обоснованы.

5

Будучи спрошенным о том, является ли Deutsche Bank главным источником системного риска, он ответил:

“Совсем нет. Это просто МВФ немного запутался. Мы не опасны. Мы значимы. Мы включены в мировую финансовую систему. Наш банк является одним из самых больших универсальных банков мира. Но давайте проясним: наш банк стабилен. Баланс банка здоров.”

Будучи спрошенным, делает ли он такие заявления с чистой совестью, Льюис сказал:

“Абсолютно. Посмотрите, как мы капитализировали банк со времен Финансового кризиса. Мы сняли с баланса €115 млрд. риска, и теперь мы располагаем €220 млрд. ликвидности. Тревоги беспочвенны.”

Спустя два месяца оказалось так, что на самом деле тревоги были “обоснованы”.

Забавно, но, как Вольф Рихтер прокомментировал слова Льюиса, “Deutsche Bank потупил мудро, не упомянув об огромной позиции в деривативах. Уж лучше полностью замолчать эту тему, чем вызвать панику.”

Сейчас, спустя два месяца, эта тема всплыла, и в этот раз Стюарт Льюис поспешил упредить беспокойства инвесторов относительно нескольких десятках триллионов деривативов, используя ту же самою риторику: пожалуйста, не обращайте внимание на слона в комнате, с Deutsche Bank все в порядке.

Но главная ирония августовской речи Льюиса, обращенной к инвесторам, заключалось в следующем: “Хорошая новость: помощь налогоплательщиков не потребуется; согласно новым регуляциям для банков, первыми пострадают держатели облигаций.” Но события последних двух недель показали, уж что-что, но этого не случится.

* * *

Однако, вероятно, еще более важная история накануне открытия сессии в понедельник — это не попытка Deutsche Bank успокоить беспокойства инвесторов о судьбе десятков триллионов деривативов, а пятничный отчет глобального банковского регулятора, который остался непреклонен в определении стандартов банковского капитала, несмотря на сильное давление Европы, пытающейся ослабить указанные нормы.

Как написал Bloomberg в пятницу, Базельский комитет по банковскому надзору завершит работу над документом, определяющим стандарты капитала банка в посткризисную эпоху, известном, как Базель III, по расписанию до конца этого года, заявил в пятницу Генеральный секретарь регулятора Уильям Коэн. Ключевые элементы документа, критикуемые Европейским Союзом, останутся неизменными.

Одно из разногласий касается новых предложений относительно требований к минимальному размеру капитала, которые могут быть изменены по результатам расчета риска в активах банка. При этом банки настаивают на том, что они должны использовать собственную формулу, а не формулу, разработанную регуляторами. Коэн сказал, что “дискуссии по этому вопросу все еще продолжаются, хотя Глава финансового регулятора ЕС Валдис Домбровскис в прошлом месяце сказал, что эти предложения были отвергнуты.

И это означает, что, разрабатывая Базель III, регуляторы были проинструктированы не повышать требования к капиталу, как и было обещано в январе этого года. Однако, у регуляторов есть возможность повысить эти требования к отдельным странам и банкам.

“Это не увеличение требований к капиталу со стороны регуляторов,” сказал Коэн. “Однако, это не означает, что минимальные требования к размеру капитала для всех банков будут одинаковыми. Таким образом, для некоторых банков, которые значительно отличаются от других, могут быть предъявлены значительно завышенные требования к капиталу.”

Такие банки, как Deutsche Bank, хотя и не названы поименно, именно они и имеются в виду: среди самых главных оппонентов по увеличению уровня капитала банков выделяется Министр Финансов Германии Вольфганг Шойбле, который не только настаивал на том, чтобы Базельский комитет свел требования к увеличению капитала к минимуму, но и заявлял, что новые правила не должны привести к “особенно негативным последствиям для отдельных регионов” таких, как Европа. А точнее, Германия.

Во время текущего раунда переговоров, Европа и Япония стремятся оставить правила касательно воздействия риска на капитал в неименном виде. Европейская комиссия не считает, что установление требований к капиталу является “основной частью конструкции нового соглашения”, сказал Домбровскис. Европа также не согласна с Базельский комитетом по поводу запрета полностью исключить некоторые классы активов из моделей, и возражает против учета рискованных активов с помощью стандартизированного подхода, используемого при расчете кредитного риска.

Почему Европа и ее самый большой банк “стремятся” оставить существующие модели, которые не потребуют значительного увеличения требований к размеру капитала рискованных банков, главным из которых является Deutsche Bank? Очень просто: самый большой банк Германии уже очень сильно недокапитализирован, и потребность в еще большем увеличении капитала приведет к еще большему давлению на его акции, в результате чего банку будет необходима еще более масштабная дополнительная эмиссия, когда неизбежный вопрос по увеличению капитала встанет в полный рост. Это также означает, что модели, используемые риск-менеджерами Deutsche Bank, вероятнее всего недоучитывают настоящий риск в активах банка, и это касается не только выданных кредитов, активов 2-го и 3-го уровня, но главным образом его портфеля деривативов, который по заверениям Мистера Льюиса измеряется не €46 трлн. условной стоимости, а €41 млрд. чистой стоимости, предположения на которых сделан этот расчет нам очень хотелось бы увидеть.

Опубликовано 09.10.2016 г.

Deutsche Bank Tells Investors Not To Worry About Its €46 Trillion In Derivatives

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментариев: 5

  1. Dr. Pruck
    10.10.2016 14:34

    Нет, нет не сказано о конфетке, в этом длинноногом манускрипте которая заставила бы потирать руки в предвкушении наживы.
    Да конечно деривативы ипотечные штатовские это надёжно.
    Но не вечно, пока контрагенты заокеанские будут исправно гасить.
    До тех пор пока теплится жизнь у банка-контрагента.
    Но самое главное, важное что за 14млрд$
    штрафом DB за манипуляции ипотечными деривативами облигациями, в конце 16г. будет предъявлен второй штраф 14млрд,$
    за вывод (отмывание) параллельные сделки российским филиалом DB.

    • Pavel
      10.10.2016 15:01

      за отмывание уже простили. штрафа не будет.
      DB ведет тайные (4 источника Рейтерс подтвердили) переговоры с фондом Катара, вроде те хотят докапитализировать, наверно давно уже засели в DB. Но Зироу пишет, что может быть так же как с LB и корейцами.

  2. Dr. Pruck
    10.10.2016 16:17

    …за отмывание простили DB !
    Прощает только Господь бог на небесах
    Сколько Вам полицаи ГИБДД прощали
    нарушения ДТП, ни одного.
    Минфин штатовский не прощает.

    • Pavel
      10.10.2016 17:53

      при чем тут казначейство сша? это решает регулятор германии (Bafin), а они решили не штрафовать по этому поводу.

  3. Dr. Pruck
    10.10.2016 18:58

    Давайте ещё вспомним о нашем «неподкупном» РФ Центробанке,
    по Вашему раз ЦБ РФ не вмешивается в
    отмывании капитала, то штатовский минфин
    не вмешается?!
    Занятно

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *