Рецессия сейчас … или депрессия позже

Автор Peter Schiff.

В настоящие время экономисты и рыночные аналитики поделились на два лагеря: те, кто считает, что Федеральный Резерв должен начать повышать ставки теперь, чтобы иметь возможность их снизить при наступлении следующей рецессии, и те, кто уверены в том, что повышение ставок сейчас вызовет немедленную рецессию, и у Федрезерва не окажется под рукой инструментов, которыми он традиционно стимулирует рост экономики. Оба эти лагеря питают иллюзии, хотя и по разным причинам.

Большинство мейнстрим аналитиков считают, что сегодняшняя экономика может выжить в условиях более высоких ставок, и поэтому нерешительность Федрезерва не обоснована. Но эти люди просто не смотрят в суть вещей. Отрицательные реальные процентные ставки не просто помогли, помимо прочих мер, “восстановлению” экономики в последние восемь лет, эти ставки – единственное, что стояло за ним. С июня 2009 года, когда стартовало текущее восстановление, традиционные экономические метрики такие, как рост ВВП, производительность труда, инвестиции бизнесов, участие в рабочей силе и рост заработных плат, они все показали рост значительно ниже трендов, зафиксированных в прошлые периоды. Единственный позитивные сдвиги коснулись рынков акций и облигаций, а также рынка недвижимости. Мы наблюдали восстановление цен активов, а не привычное восстановление экономики. И эта ситуация обуславливает возникновение уникальных рисков.

Увеличение цен активов, случившееся в последние годы, стало возможным благодаря политике ультранизких процентных ставок, которая снизила стоимость кредитования, и которая способствовала росту спекулятивной активности, в результате чего инвесторы ринулись в более рискованные активы. Дональд Трамп был прав, когда на президентских дебатах назвал экономику “большим, жирным, безобразным пузырем.” Любое незначительное повышение ставки может поднять большую волну, которая пройдется по всему финансовому рынку, вызвав сокращение экономики. Вспомните, что произошло в январе, когда рынку представилась возможность переварить первое повышение ставки за ближайшие 10 лет.  Следом за ее увеличением на 25 б.п. в декабре 2015 года, случилось январское падение рынка акций, которое стало одним из самых сильных для этого месяца за всю историю.  С тех пор Федрезерв воздерживался от дальнейшего ужесточения своей политики, и рынки немного успокоились. Но, если Федрезерв возобновит свое давление в этом направлении, нет ни одной причины, которая смогла бы удержать рынки от обрушения.

Нашей текущей экономической “’экспансии”, которая стартовала в июне 2009 года, исполнилось 88 месяцев, и она теперь четвертая по возрасту из всех экспансий, случившихся с момента окончания Второй Мировой войны (средние время экспансии, согласно Национального Бюро экономических исследований, составляет 61 месяц). Хотя эта экспансия является одной из самых продолжительных, она к тому же еще является и самой невыразительной. Несмотря на оптимизм, который испытывали аналитики в начале каждого из предшествующих годов, начиная с 2007 года, только однажды мы увидели трехпроцентный рост ВВП. Хуже того, и так вялый экономический рост сейчас начинает быстро сокращаться. Рост ВВП сокращался все три последних квартала, а в среднем он составил лишь 1%.  И хотя многие надеялись на значительный отскок этого показателя в 3-м квартале этого года, но как случалось и ранее в этом году, чересчур оптимистичные прогнозы недавно были значительно срезаны.

Как правило циклы увеличения ставки стартуют на ранних стадиях восстановления экономики, когда она все еще набирает импульс. Как я и говорил ранее, компания по снижению ставок в конце экономического цикла, характерной чертой которого был невыразительный экономический рост, гарантировано вызовет проблемы.

Что ж, я согласен с теми, кто считает, что повышение ставок приведет к рецессии, но я не согласен, с их точкой зрения, что нам следует оставить ставки на том же уровне, на котором они находятся сейчас. Они считают, что нам следует продолжать держать педаль стимулов нажатой до упора… а когда и этого окажется недостаточно, нужно будет разрушить тот упор с тем, чтобы нажать педаль еще глубже. Я же уверен в том, что, несмотря на краткосрочную боль, которая безусловно последует, мы должны поднять ставки сейчас, чтобы побороть пристрастие к стимулам, пока ситуация не усугубилась еще больше.

Лагерь “нулевых ставок” уверяет, что глобальная экономическая ситуация теперь такова, что достичь традиционного роста ВВП практически невозможно. Представители этого лагеря верят в “новую нормальность”, опасаясь, что Федрезерв ошибочно ждет экономического роста, которому не суждено случиться. Лидер этого лагеря, Ларри Саммерс, недавно написал в Washington Post о том, что Федрезерв не сможет поднять ставки в краткосрочной перспективе (не вызвав при этом рецессию) для того, чтобы запастись инструментами для борьбы со следующей рецессией. С его точки зрения, поднятие ставок сейчас подвергнет риску достигнутое и не даст ничего взамен.

Саммерс прекрасно знает, что у регуляторов сейчас нет тех крупнокалиберных базук, которые были у их предшественников (Бернанке срезал процентные ставки более, чем на 400 б.п. за несколько месяцев). И поэтому он предлагает продолжать стимулирующую политику до тех пор, пока не будут придуманы новые методы для борьбы со следующе рецессией. (Он обещает, что скоро поделится идеями об этих новых методах … ну правда).

С учетом всех этих шагов, предпринятых центральными банками, и направленных на борьбу с экономической реальностью (как например попытки заставить забыть устаревший порядок вещей, когда займодавец получает плату за ссужаемые им средства, вместо того, чтобы самому платить за привилегию выступать в таком качестве), не сложно представить, что следующим прорывом в мировоззрении регуляторов, может оказаться утверждение о вхождении экономики в эру вечной экспансии.

Для того, чтобы достичь этого им потребуется замкнуть бизнес-цикл, который до сегодняшнего дня регулировался неэффективной монетарной политикой. Вместо того, чтобы подчиняться естественным процессам, бизнес-цикл основывался на искусственно низких процентных ставках. Ошибки делаются во время бумов, когда ставки находятся на неоправданно низких уровнях, но потом они исправляются, как только ставки нормализуются. Но для того, чтобы смягчить краткосрочную боль, которая сопутствует корректировке совершенных ошибок, центральные банки обычно предпочитают пустить в ход свои инструменты с тем, чтобы как можно дольше отсрочить расплату. Проблема в том, что в этот раз эта отсрочка длится слишком уж долго, а масштаб вмешательства центральных банков для ее достижения оказался уж слишком велик, и поэтому для коррекции совершенных ошибок нужна рецессия такой силы, о которой даже страшно подумать. И теперь единственное “решение” в сложившейся ситуации – сделать так, чтобы рецессии никогда не случалось.

Чтобы достичь задуманного Федрезерву необходимо заменить “рост и спад” в экономике на “рост и рост”. Этот бесперспективный процесс, вероятно, потребует от Федрезерва прямого вмешательства в рынки акций (прямая скупка акций), в рынки недвижимости (прямая скупка недвижимости) или в потребительскую экономику (прямая раздача денег населению). Но, так как экономические спады необходимы и полезны, особенно, когда рынки убежали далеко вперед от самой экономики, попытки замкнуть бизнес-циклы наделают больше вреда, чем пользы. Однако, несмотря на все сумасшествие такой политики, Йеллен заявила, что покупка акций может оказаться хорошей идеей, и теперь Федрезерв рассматривает возможность осуществления этого шага. С учетом разрушительных последствий, к которым уже привела монетарная политика прошлых лет, можно только догадываться, какой кошмар нас ожидает в будущем.

Только на этой неделе МВФ выпустил отчет, в котором он рассказал об опасностях роста глобальных долгов, которые уже достигли $152 трлн., что примерно соответствует двукратному ВВП всей мировой экономики. Фонд отметил, что в последнее время рост частного долга значительно ускорился. Но нужно ли удивляться этому, когда некоторые компании получают кредиты под отрицательные процентные ставки? И хотя это совсем неплохо, что МВФ поднял красный флаг, между тем, единственное решение, которое они предложили — это увеличить государственный долг и простимулировать экономику фискальными стимулами.

Еще более жалкой выглядела попытка Алана Гринспена на CNBC обвинить в текущих низких темпах экономического роста Конгресс за то, что он не сумел взять под контроль рост социальных выплат. Гринспен прав, когда говорит, что “новая нормальность” стала результатом сокращения производительности труда, которое, в свою очередь, произошло вследствие падения сбережений и капитальных инвестиций. Но он не должен был замалчивать роль Федрезерва в произошедшем. Не они ли монетизировали растущий дефицит федерального бюджета и держали ставки на искусственно низком уровне так долго, что Конгресс не чувствовал необходимости проводить реформу социальных выплат до сих пор? Эти практики Федрезерва запустил сам Гринспен, позволив Конгрессу пинать консервную банку вниз по дороге.

Учитывая, как много Федрезерв сделал безуспешных попыток спасти экономику, задавался ли он вопросом, не является ли проводимая им политика губительной? Современные экономисты просто не могут представить себе, что, нагружая слабую экономику дополнительными долгами, они препятствуют ее выздоровлению.

Я думаю, сейчас настало самое время, чтобы Федрезерв значительно повысил ставки. Следующая рецессия ждет своего времени уже годами, и она придет, чего бы не делал Федрезерв, если она уже не здесь. Иногда реальность приносит боль, но в конченом счете фантазии несут еще большую катастрофу.

У нас нет выбора между рецессией сейчас и рецессией позже. Наш выбор состоит из масштабной рецессии сейчас и более губительной рецессией позднее. В любом из этих вариантов у Федрезерва нет инструментов, чтобы помочь экономике. Но не потому, что у Федрезерва не осталось патронов, а потому что у него никогда их и не было. Все что у него было, так это морфин, который успокаивал боль от возникающих ран. И теперь пришло время отказаться от наркотика, вытерпеть боль и позволить ранам исцелиться самостоятельно. И тогда мы похороним идею “новой нормальности”, насладимся силой настоящего восстановления, которому будут сопутствовать все традиционные выгоды, и которое опять вернет Америке статус великой страны.

Опубликовано 11.10.2016 г.

Recession Now… Or Depression Later

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментариев: 2

  1. Жук
    13.10.2016 at 06:04

    https://youtu.be/P4_1pwsm5LY

    Это все тоже самое что говорит Малони. Питер не много погорячился с высказыванием о великой стране. Должны пройти годы и для пиндосии надо начать работать, производить, а не создавать бурную деятельность в виде печать бумагу и потреблять

  2. хомяк
    13.10.2016 at 09:11

    Если белые люди по миру разьедудся то вряд ли негры начнут строить космические корабли.США станут боооольшой деревней.как Греция в античности и Греция сейчас.очень большая разница

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *