Europac.com: Полночь в Америке

Автор: Peter Schiff.

Озадаченные политические аналитики упускают самый важный момент, объясняющий победу Дональда Трампа в президентской гонке. Непонимание американского электората произрастает из факта принятия политическим классом ошибочной (и становящейся все более безумной) экономической догмы, завладевшей их умами в последние десятилетия. Обладающие порочными знаниями экономики, политики просто не могут понять, почему американский избиратель оказался полностью разочарованным.

Согласно идеям, превалирующим у экономистов с Wall Street, у правительственных чиновников и у управляющих Федеральным Резервом, американцев должно устраивать текущее приемлемое состояние экономики. Безработица низка, стоимость домов и акций находится на высоком уровне, кредит дешев и доступен, цены стабильны, продажи авто бодры, здравоохранение доступно всем, а ВВП растет, хотя и не достаточным темпом. Казалось бы, эти условия должны оказать содействие в переизбрании партии, находящейся у власти, и воспрепятствовать к восхождению к власти тем, кто обещает кардинально изменить существующую систему. Но все произошло иначе. И этому могут быть только два объяснения: либо сторонники Трампа были так мотивированы ненавистью, что проголосовали против своих экономических интересов, либо они понимают экономическую реальность куда лучше, чем академики-экономисты. Я склоняюсь ко второму варианту.

В бесчисленных комментариях, данных мною в последние годы, я постоянно заявлял, что с момента Великой Рецессии 2008 года экономика не улучшается, а ухудшается. Моя точка зрения проста. Я утверждал, что экономические сигналы, посылаемые дефицитным расходованием Правительства и программой стимулирования Федрезерва не создают экономический роста, а, напротив, опустошают реальную экономику. Я говорил, что цены растут гораздо быстрее, чем Вашингтон готов был признать, и инфляция превратилась в настоящую проблему для рядовых американцев, а не в магический эликсир, способный вызвать рост экономики. Я приводил доводы о том, что уровень безработицы сократился лишь потому, что люди перестали искать работу (а затем оказались выкинутыми из рабочей силы) или нашли несколько малооплачиваемых рабочих мест на неполный рабочий день, чтобы компенсировать потерю полноценных хорошо оплачиваемых позиций. Я отстаивал свою точку зрения тем, что возросшие регуляции трудовых отношений, рост минимальной зарплаты и обамакэр создадут враждебные условия для малого бизнеса. Я повторял, что политика нулевых процентных ставок и количественное смягчение приносят выгоду только классу инвесторов, и эти меры не способны вызвать устойчивый экономический рост (фактически, монетарная политика обусловила стагнацию). Я аргументировано доказывал, что низкие процентные ставки надуют долговые пузыри в секторе автокредитов и студенческих ссуд, которые, лопнув однажды, навредят экономике на годы вперед.

Именно, поэтому мой внутренний голос говорил мне о победе Трампа, несмотря на числа опросов и преобладающую уверенность медиа в неизбежной победе Клинтон. Я верил в то, что избиратели (живущие в реальном мире, а не в фантазийном месте, существующим только в головах элит) выразят свое неудовлетворение единственным способом, имеющимся в их распоряжении, проголосовав за Трампа. Обама занял офис 8 лет назад, пообещав перемены, но все осталось, как и было. Тактика Клинтон, основанная на обещаниях продолжить его политику, с самого начала оказалась провальной. В итоге все случилось, как я и ожидал.

Но факт того, что электорат наконец заметил отсутствие платья у короля еще совсем не означает, что мы встали на путь восстановления. Дональд Трамп показал себя мастером в определении надежд и страхов избирателей, но хватит ли ему мудрости и мужества, которые ему потребуются в избытке для того, чтобы восстановить экономическое здоровье страны – это открытый вопрос. Хотя, вероятно, Трамп и покончит с существующим статус-кво, никто не может сказать каким путем он последует в будущее. Его предвыборные обещания прозвучали погребальным колоколом для обамакэр и для серии регуляций, касающихся окружающей среды и трудовых отношений, введенных постановлениями Обамы, а что дальше – совсем непонятно.

Он сказал, что хочет снизить налоги и уменьшить регулирование, что в общем-то похвально, но он не сказал ничего о той трудной работе, которая необходима в сокращении бюджетных расходов и решения проблемы национального долга. Он открыто признавал, что его бизнес-успех основывался на его способности залазить глубоко в долги, а затем восставать из пепла, как птица Феникс. Он не оспаривал, что был хорош в заключении сделок, маркетинге и в хвастовстве. Он, вероятно, думает, что подобным образом он преуспеет и на национальном уровне. Но правила здесь совсем другие.

Не похоже, что он понимает с чем ему предстоит иметь дело, и также не похоже, что он собирается прислушаться к мнению тех, кто разбирается в этом. Очевидно, его единственное решение – это: мы “вырастем из долга”. Это менталитет игромана — менталитет, основанный на определенном строении ДНК. Это не сработало для Трампа в Атлантик-Сити, это не сработает для него сейчас.

Наша единственная надежда на то, что Трамп обладает гораздо более тонким умом, чем его Альтер-эго, принимавшее участие в президентской компании. Самый мудрый лидер не может сделать ничего, если его не изберут. Трампу удалось оказаться избранным на пост, став самым влиятельным политиком в мире. Возможно, он имеет лучшее представление о проблемах, вставших на пути у нашей экономики, чем он выказал это во время своей компании. Возможно, он знает, как чрезмерный долг удушает нашу экономику, как социальные выплаты разорят нас, если мы не предпримем реформы в этой сфере, как бесконечные монетарные стимулы создадут экономку зомби-пузыря, и как торговые войны причинят больше вреда, чем пользы. Только время поставит все на свои места.

Одно из самых главных беспокойств связано с вопросом, понимает ли Трамп, что стандарты жизни американцев все это время субсидировались за счет торгового дефицита страны. Да, разорение нашего промышленного сектора привело к потере миллионов хороших рабочих мест. Но эта проблема не связана с международными торговыми соглашениями, эта проблема возникла из-за невозможности американцев конкурировать на рынке вследствие высоких затрат и большой зарегулированности. И хотя мы потеряли множество рабочих мест, мы, тем не менее, получили доступ к очень дешевым зарубежным товарам и услугам, тем самым избежав необходимость воссоздавать базу для их производства. Мы смогли потреблять эти товары и услуги вопреки тому, что у нас не было возможности полностью их оплачивать. Пока еще, торговый дефицит – это проблема не наша, а наших кредиторов. Безусловно, эта проблема станет нашей, как только кредиторы решат покончить все дела с нами. Торговые войны, возможно, не вернут назад хорошие рабочие места, но они точно обеспечат повышения цен и сокращение потребительского выбора американцев.

Нам следует радоваться, что выборы 2016 года показали, что американцы знают, что их ведут не туда, что они озлоблены, и что они не хотят терпеть подобного дольше. Но та мрачность, с которой он обрисовал текущее состояние экономики для избирателей, не является достаточно мрачной, как это есть на самом деле. До того, как дела пойдут лучше, им нужно позволить пойти гораздо хуже, чем сейчас. В течение десятилетий Правительство обещало избирателям выгоды, которые не покрывались собранными налогами, и этому пора положить конец. И начать нужно с отмены обещаний, которые сам Трамп сделал во время своей избирательной компании. Растущие потребительские цены и увеличивающиеся долгосрочные процентные ставки могут завершить длящуюся десятилетиями вечеринку настоящей катастрофой.

Рональд Рейган был республиканским президентом, который попал в офис, пообещав великие перемены. Он выполнил обещания из своей программы “Утро в Америке” и снизил налоги и регуляции. Но он не сумел сократить бюджетных расходов. Трамп же даже не удосужился вспомнить о необходимости таких действий. Провал Рейгана в сокращении дефицита бюджета был частично смягчен постоянно снижающимися процентными ставками во время его президентства, у Трампа не будет такого ветра в спину. Прибавьте сюда тот факт, что экономика 2016 года имеет гораздо более глубокие проблемы, чем в 1980 году. Рейгановское утро становится все более похожим на полночь Трампа.

Не Трамп виноват во всем этом бардаке, но, вероятно, ему придется его расчищать.

Опубликовано 10.11.2016 г.

Midnight in America

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *