Telegraph.co.uk: Рвущийся ввысь “доллар Трампа” может вызвать землетрясение на развивающихся рынках

Автор: Амброуз Эванс-Причард (Ambrose Evans-Pritchard).

1

Турция является самым слабым звеном среди крупнейших развивающихся рынков, но состояние дел в китайской экономике – вот, что самое важное

 

Растущий “доллар Трампа” стал причиной нарождающегося кризиса в кредитной сфере значительной части мировой экономики. Он понудил страны ужесточать монетарную политику и вмешиваться в валютные рынки с тем, чтоб защитить собственные валюты.

Вчера вечером индекс доллара (DXY) достиг отметки 102, что соответствует его вершине четырнадцатилетней давности. Глобальные инвесторы масштабно перекладываются в доллар в рамках “рефляционного трейда”, полагая, что головокружительная бюджетная экспансия Трампа повторит опыт Рейганомики начала 1980-х.

Резко возвысившиеся доходности американских гособлигаций послужили триггером глобальной панической скупки американских активов, тем самым вызвав пересыхание долларовой ликвидности в международной финансовой системе. Случилось ровно обратное тому, что происходило в блаженные дни бума на развивающихся рынках, когда монетарное смягчение от Федерального Резерва наводнило мир дешевым долларовым кредитом.

Индийская рупия упала до рекордных низов к отметке в 66,67 к доллару во вторник, на фоне самого быстрого темпа изъятия иностранными инвесторами средств из развивающихся рынков с момента августовской паники в Китае, произошедшей в прошлом году.

Трейдеры говорят, что в последние дни Народный Банк Китая проводил серьезные интервенции на валютном рынке, чтобы ослабить снижение юаня, испугавшись, что, если курс национальной валюты упадет слишком резко, то отток капитала из страны может многократно увеличится. Китайская валюта достигла низов шестилетней давности на отметке 6,96 против доллара на оффшорном рынке в Гонконге. До психологической отметки 7,00, которая может расшатать нервы китайских инвесторов, остается не так уж и много.

В Шанхае ставки межбанковского кредитования росли 11 дней подряд, и это еще более продолжительный период непрерывного роста, чем тот, который случился во время “вспышки гнева” в мае 2013 года, когда впервые в интонациях Федрезерва прозвучали жесткие нотки. Ставки Shibor взмыли вверх по всей кривой.

“С нашей точки зрения ситуация может быть еще серьезней, чем “вспышка гнева” в 2013 году,” сказал Стивен Джен из Eurizon SLJ Capital.

Мистер Джен сказал также, что более высокие доходности облигаций и стоимость заимствований может быть и подходят для Америки в текущих условиях, но они токсичны для большинства развивающихся рынков, которые до сих пор ведут борьбу с последствиями долговых пузырей.

“США не синхронизированы с остальным миром, и при Трампе политика будет опираться на лозунг “Америка в первую очередь”, а значит они не будут обращать внимания на то, что произойдет с остальным миром,” сказал он.

Главная проблема глобальных финансов состоит в том, что теперь мир зависит от долларов, как никогда ранее в истории. Размер долгов, торгующихся за пределами американской юрисдикции — а значит лишь отчасти контролируемых США — сейчас составляет $10 трлн., при этом эта цифра увеличилась пятикратно с 2002 года.

Агрегированное отношение глобального долга к глобальному ВВП достигло рекордно высоких значений в 225%, и теперь глобальные обязательства исчисляются цифрой в $152 трлн. Никто точно не знает, сколько еще ужесточения условий в долларе сможет выдержать мир. Этого никто не планировал. Новая система никогда не подвергалась стресс-тестированию.

Банк Международных Расчетов заявляет, что сложная сеть глобальных хедж-контрактов автоматически заставляет банки в Европе и Японии сокращать их балансы, когда доллар начинает расти, тем самым перекрывая кислород развивающимся рынкам и регионам-должникам. Этот скрывающийся под поверхностью процесс называется “нехватка долларов”, и он может оказывать чрезвычайно большое воздействие на мировую финансовую систему.

В отличие от предыдущих эпизодов неприятностей на развивающихся рынках, этот спазм не сопровождается масштабным бегством из рискованных активов. Wall Street растет, а европейские акции находятся на одном и том же уровне.

Но это, возможно, лишь затишье перед штормом. Очевидно, что давление растет в Азии, Латинской Америке, Африке, на Ближнем Востоке и даже в некоторых частях Восточной Европы.

Вчера Турция была вынуждена поднять ставки до 8%, но этот шаг не предотвратил дальнейшего снижения лиры, которая потеряла уже 10% с момента президентских выборов в США. Эта страна является самым слабым звеном среди крупнейших развивающихся рынков, поскольку режим Эрдогана подрывает демократические устои и сжигает мосты между Турцией и Западом.

Политический риск добавляет проблем к и без того слабой экономической модели: дефицит текущего счета равен 5% от ВВП; краткосрочный внешний долг составляет 108% от валютных резервов страны; банковская система очень серьезно завязана на долларовое фондирование.

Мексика повысила процентные ставки на прошлой неделе, а Малайзия, Бразилия и некоторые другие страны отказались от их ожидаемого сокращения. Центральный банк ЮАР заявил в четверг, что растущие доходности американских гособлигаций ведут к внезапной остановке потоков капитала на развивающихся рынках, и это напоминает о травме 2013 года.

Китай продает американские трежерис все более убыстряющимся темпом, тратя свои резервы, чтоб защитить юань. Он избавился от $28 млрд. трежерис в сентябре – эта самая последняя доступная статистика —  и, возможно, еще от $14 млрд. через посредников, зарегистрированных в Бельгии.

2

Саймон Деррик из Bank of New York Mellon сказал, что мы, возможно, заходим в порочный круг, когда продажи облигаций со стороны развивающихся рынков обусловят дальнейший рост доходностей этих долговых инструментов. Тогда доллар опять укрепится, заставив эти страны продавать еще больше своих резервов, и т.д. и т.д., пока в системе не произойдет короткое замыкание. “Есть риск возникновения петли негативной обратной связи,” сказал он.

Продажа резервов Китаем имеет свои побочные эффекты, которые ужесточают монетарные условия в этой стране. Это ужесточение несет опасность для китайской банковской системы, которая стала очень зависима от краткосрочного фондирования, источником которого являются рынки капитала – и эти события заставляют вспомнить о Northern Rock и Lehman Brothers.

Комиссия по Банковскому регулированию Китая заявила на этой неделе, что она отследила $2,9 трлн. активов теневой банковской системы в финансовых продуктах, и это может быть лишь верхушкой айсберга. Комиссия обозвала этот феномен “варварским” и наложила строгие регуляции, чтобы преградить подобное поведение китайских финансовых институтов в будущем.

“Китай держит ситуацию под контролем, но риски оттока капитала растут,” сказал Мистер Джен.

“Самое важное заключается в том, что последствия протекционизма Трампа громадны. Модель экономического роста в Азии основана на глобализации, которая питает всю экосистему этого региона, и центр этой экосистемы – Китай. Это беспокоит больше всего,” сказал он.

Опубликовано 21.11.2016 г.

Surging ‘Trump dollar’ risks earthquake for emerging markets

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *