Zerohedge.com: Премьер-министр Индии Моди признается в намерениях превратить нацию в “общество без наличных”

Кто бы мог подумать, что такое может произойти? Мы говорим о скользкой дорожке к полному государственному контролю над обществом без наличных, куда ведет нацию индийский Премьер-министр Моди. Хотя на завтра запланированы массовые протесты оппозиции, однако, как пишет Reuters, Моди остается невозмутимым: “мы можем постепенно двигаться от общества, менее завязанного на наличные, к обществу без наличных… это ваш шанс войти в цифровой мир.”

В воскресенье индийский Премьер-министр Нарендра Моди призвал мелких торговцев и тех, кто получает зарплату поденно, прибегнуть к электронным платежам, чтобы избежать неудобств с наличными, дефицит которых случился после запрета властями купюр с высоким номиналом.

1

Выступая с его ежемесячной речью по национальному радио, Моди сказал, что правительство понимает, что миллионы людей были задеты запретом купюр в 500 и 1000 рупий, тем не менее, он заявил, что подобная мера была необходима.

“Я хочу сказать моим младшим братьям и сестрам, торгующим на рынках, что вы получили шанс войти в цифровой мир,” сказал Моди на хинди. Он также призвал их использовать в своей деятельности мобильный банкинг и устройства для считывания кредитных карт.

“Действительно, существование общества без наличных вообще — невозможно. Но почему бы нам не начать путь к обществу, менее завязанному на наличные?” сказал Моди. “Мы можем постепенно двигаться от общества, менее завязанного на наличные, к обществу без наличных.”

Credit Suisse подсчитал, что в Индии более 90% потребительских покупок совершаются за наличные. Хотя бум смартфонов и снижение стоимости передачи информации посредством мобильной связи послужили причиной роста цифровых платежей, однако, их доля до сих пор остается незначительной.

Моди призвал молодых людей, разбирающихся в современных технологиях, выделить время и научить ближних, как пользоваться цифровыми платежными платформами.

Но, как поясняет Аласдер Маклеод из GoldMoney.com, экономические последствия шагов Мистера Моди имеют гораздо более серьезное значение…

Две недели назад индийский Премьер-Министр Нарендра Моди демонетизировал около 86% наличных рупий, находящихся в обращении, предложив конвертировать их в депозитные счета в банках или в купюры меньшего достоинства. При этом сделать это необходимо до 31 декабря, поскольку после этой даты попавшие под запрет купюры уже не будут обмениваться.

С учетом поддельных купюр под запрет попало до 90% кэша, участвующего в наличном денежном обращении страны. Условия конвертации крайне неудобны для всех граждан Индии за исключением дельцов черного рынка. Таким образом, объем наличных рупий, эквивалентный $50 млрд., был мгновенно выведен из оборота.

Моди следовало предвидеть масштаб катастрофы, которая случилась с бедной частью населения и сельскими общинами, но, похоже, он забыл трудности жизни мелких торговцев, каковым он был сам в своей юности. Возможно Резервный Банк Индии, будучи марионеткой правительства, убедил себя в мысли, что подобный запрет является прекрасным средством для списания обязательств, поскольку значительное количество банкнот не будет конвертировано дельцами черного рынка и налоговыми уклонистами. Таким образом, по задумке, центральный банк уменьшает обязательства перед теми, кого государство любит меньше всего. Однако, эквивалент $10-20 млрд., которые государство получит от этого запрета, не идет ни в какое сравнение с ущербом экономике, который причинила ей данная мера.

Целью этой публикации является попытка посмотреть на экономические последствия шагов Моди. Первоначальные оценки западных экономистов об эффекте запрета крупных купюр на ВВП Индии говорят о том, что негативные последствия будут ограниченны. Возможно, так происходит потому, что знакомые-индийцы этих экономистов относятся к высокооплачиваемому классу городской буржуазии, которые, как правило, пользуются кредитными картами и не прибегают к наличным, разве что только для уплаты чаевых. Эти люди, без сомнений, приветствовали нововведения, которые, с их точки зрения, поставят под контроль нелегальную торговлю и расширят налогооблагаемую базу, и эти позитивные моменты, по их мнению, в итоге перевесят краткосрочные неудобства. Предполагается, что запрещенные купюры, общий номинал которых соответствует примерно 2,5% ВВП Индии, впоследствии будут замещены новыми купюрами с портретом Махатмы. Однако, сроки этой замены до сих пор неизвестны. И даже, если новые купюры появятся скоро, для того, чтобы перепрограммировать все банкоматы страны могут потребоваться месяцы.

Некоторые западные экономисты полагают, что, поскольку в долгосрочной перспективе не учтенные в настоящее время транзакции попадут в итоге в статистику ВВП, этот показатель, возможно, будет расти гораздо более высокими темпами, чем кто-либо мог себе представить ранее. Но они упускают главное. Запретив купюры с большим номиналом, который эквивалентен всего лишь $7,50, правительство подорвало жизни большинства граждан Индии и, особенно, жизни жителей села. Забрать наличные деньги – это все равно, что эксплуатировать двигатель без масла. В итоге двигатель заклинит, и подобное происходит сейчас с индийской экономикой. Поэтому экономика Индии покажет краткосрочный спад, на который правительство ответит увеличением предложения денег. Эти деньги не принесут пользы самой экономике, но цифры номинального ВВП – что не одно и то же – в конечном итоге вырастут к удовлетворению приверженцев центрального планирования.

Ошибка правительственных экономистов состоит в том, что они полагают, что числа ВВП отражают состояние экономики. Это не так. ВВП не измеряет ни экономический прогресс, ни экономический регресс. Изменение ВВП говорит лишь о изменении количества денег в экономике, поэтому вполне возможно, что номинальное значение ВВП увеличивается в то время, когда экономика сокращается или даже рушится. Современные экономисты путаются не только в этом, но именно этот исход наиболее вероятен для Индии, которой скорее всего предстоит пережить рост инфляции, которую сгенерирует банковская система страны. Недостаточное понимание властями Индии экономических последствий своих действий – это общая черта экономистов, находящихся на службе у правительств. Хотя управляющие центральным банком Индии, да и других центральных банков, вероятно, понимают долгосрочные опасные последствия от увеличивающейся инфляции, но текущий консенсус состоит в том, что увеличение денежного предложение и расширение кредита необходимы для того, чтобы избежать рецессии и нивелировать системный риск. И в контексте системного риска, наличные несут опасность, поскольку позволяют публике выявлять неплатежеспособные банки. Предполагается, что, будь наличность ликвидирована каким-то образом, над экономикой можно установить лучший контроль.

Мы слышим непрекращающиеся разговоры представителей центральных банков о планах по упразднению наличных, и действия Моди вполне попадают в русло текущих настроений. Его правительство не просто хочет ликвидировать черные рынки, но также пытается грубо упразднить зависимость людей от физического кэша.  По направлению, заданному центральным банком Индии, следуют центральные банки развитых и развивающихся стран.

По этой причине не стоит сомневаться, что денежные регуляторы по всему миру пристально наблюдают за индийским экспериментом. Но уже теперь мы можем догадаться каков будет их вердикт. Если эксперимент будет успешен, то это придаст им решимости в претворении собственных планов по оцифровке денег. Если нет, то провал будет списан на особенности индийской экономики и неспособности Резервного Банка эффективно осуществлять политику, и поэтому их планы будут запущены в реализацию так или иначе.

Однако, расчет на то, что упразднение наличных даст центральным банкам контроль над инфляционными последствиями очень сильно переоценен. Реальность такова, что центральные банки не могут контролировать инфляционные последствия, и этому учит нас не только история, но и теория субъективной ценности. Покупательная способность денег никогда не была под контролем центральных банков; эта функция лежит на людях, использующих эти деньги в своих ежедневных транзакциях. Как показывает опыт, деньги используются как деньги потому, что публика воспринимает их в таком виде, а попирание центральными банками доверия людей крайне опасно, о чем рассказывает нам многовековая история. Например, несмотря на жесткий правительственный диктат, зимбабвийская валюта превратилась – как сказать бы это повежливее – в другой вид бумаги, чьи жизненно важные поставки в эту страну были прерваны. Цифровая версия денег имеет еще меньшую ценность, поскольку их нельзя использовать даже по альтернативному варианту.

Индия и золото

 Нам нужно вернуться к обсуждению наиболее вероятных последствий неуклюжих попыток Моди упразднить кэш, как основное средство платежа. Этот запрет без сомнений еще аукнется. Индийцы и так не очень доверяют правительству, а этот запрет еще больше убедит их иметь как можно меньше дел с правительством и его деньгами. Когда новые купюры поступят в обращение, они, вероятно, будут отвергнуты публикой в качестве предпочитаемых денег. Это означает, что покупательная способность рупии будет снижаться гораздо быстрее, чем, если бы этого запрета не случилось.

Рядовые граждане действуют гораздо быстрее западных финансовых аналитиков, поскольку тут же просчитывают последствия для себя от тех или иных шагов государства. Несмотря на усилия правительства убедить их в обратном, они поспешат конвертировать свои обесценивающиеся рупии в единственную форму денег, которым они верят уже тысячелетиями, а именно, в золото. Они знают, что золото в рупиях будет дорожать со временем, а значит все, что они смогут сохранить, они будут сохранять в золоте, а не в рупиях.

В этом и заключается причина, почему золото внутри Индии торгуется со значительной премией к биржевым ценам. Индийское правительство ограничивает его поставки, потому что оно всегда смотрело на золото (и по делу), как на соперника собственным фиатным деньгам. Соответственно, приверженцы центрального планирования обвиняют золото в том, что в текущих условиях оно вредит экономике. Поскольку, с их точки зрения, золото уже не является деньгами, и оно никак не связано с рупией, то импорт золота непродуктивен. Правительство и центральный банк ошибочно считают, что, будь импорт золота запрещен, торговый баланс страны улучшится. Подобные многократные ограничения, которые вводились властями еще со времен Ганди, приводили только к увеличивающемуся объему контрабанды. Ввоз золота в страну никогда не прекращался. Наоборот, каждый новый поворот в денежной политике страны увеличивал объем ввоза золота в Индию в долгосрочной перспективе. Без сомнений, неуклюжие шаги Моди приведут к ровно такому же результату.

Неспособность правительства взять ситуацию под контроль на рынке золота будет только увеличиваться. После некоторого периода валютной стабильности спрос на этот драгоценный металл по официальным данным снизился в начале этого года. Премии к цене золота были меньше, чем новый налог на продажу, поэтому многие ювелиры были выдавлены из бизнеса, поскольку они не смогли конкурировать с контрабандным золотом, в цене которого нет налога. После упразднения больших купюр скорее всего еще большее количество ювелиров потеряет работу. Контрабанда будет только расти, особенно, если покупательная способность рупии будет снижаться в результате потери доверия населения к этой валюте.

Центральные банки мира, ведомые Банком Международных расчетов, были озабочены увеличением спроса на этот драгоценный металл в Индии в то время, как граждане Китая абсорбировали практически все свободное предложение добываемого золота и золотого лома. Практически нет никаких сомнений в том, что назначение Рагхурама Раджана управляющим Резервным Банком Индии в сентябре 2013 года было связано с необходимостью обуздать растущий индийский спрос на этот драгоценный металл, потому как этот человек был и есть часть истеблишмента Банка Международных расчетов. Его миссия оказалась проваленной, и его продление полномочий не состоялось по необъявленным причинам. Было лишь сказано, что он захотел вернуться к более спокойной жизни в качестве ученого-экономиста и вице-президента Банка Международных расчётов.

Это не характерная карьера управляющего центральным банком для человека с такой властью и влиянием. Возможно, Раджан понял, что попытки обуздать спрос на золото всегда будут тщетными, а политика Моди показалась ему сильно опасной для его репутации. Спустя несколько месяцев после того, как он отказался работать далее в качестве управляющего индийским центральным банком, он заявил, что Резервный Банк Индии должен быть защищен в его праве сказать правительству “нет”. Было это реакцией на что-то случившееся там?

В заключении нужно сказать, что запрет купюр высокого номинала индийскими властями только укрепил образ правительства в головах простых индийцев, как коррумпированного, чрезмерно бюрократического и неэффективного. Подозрение публики в том, что правительственные бумажные деньги в конечном счете полностью потеряют стоимость, получило крайне серьезное подтверждение. Ускоряющаяся потеря рупией покупательной стоимости, как наиболее вероятное последствие экономической политики Мистера Моди, в конечном счете дестабилизирует, как страну, так и его правительство.

***

Вся наша монетарная система зависит от доверия. Банкнота является куском бумаги, на которой написано, что Резервный Банк Индии выдаст другой такой кусок бумаги или сделает запись в своем электронном учете. Система работает, потому что каждый уверен в том, что эти куски бумаги будут приниматься другими людьми в качестве оплаты. Этот шаг поколебал веру. Можно ли ожидать, что население, использовавшее наличные в 90% своих денежных транзакциях, когда-либо поверит правительственной электронной валюте?

И последний вопрос: станет ли полиция бить население, погоняя его в общество без наличных?

Ничто из этого не должно удивлять вас, поскольку ранее мы уже представляли следующий “тревожный” слайд из презентации Morgan Stanley…

Хотя мы уже видели статьи в Bloomberg и FT, призывающие к запрету наличных, самую большую тревогу в процессе заталкивания нас в общество без наличных вызывает слайд из презентации Хью ван Стиниса из Morgan Stanley…

2

А теперь добавьте сюда еще и это:

Один из самых удивительных комментариев в этом году я услышал на закрытой сессии по финтеху из уст одного представителя регуляторов, который сказал, что нам нужно быстрее двигаться к экономике без наличных для того, чтобы установить ставки значительно ниже -1%, поскольку есть основания полагать, что циклическая стагнация, о которой говорил Ларри Саммерс, действительно набирает силу, и мы окажемся в ситуации отрицательных процентных ставок в Европе, которая продлится в течение десятилетия. Они полагают, что ставки ниже -1,5% приведут к тому, что люди начнут сберегать в наличных, что осложнит монетарную политику.

Считайте, что это последнее и самое громкое предупреждение о вступлении на путь к цифровому фиатному рабству.

Опубликовано 27.11.2016 г.

India’s Modi Admits Plan Shifting Nation To «Cashless Society»

Комментариев: 3

  1. Чел
    28.11.2016 at 16:15

    А ведь Индия — участник БРИКС. Идёт «обкатка» технологии. Глобалисты хреновы.

  2. Читатель с голдена
    28.11.2016 at 17:16

    Если так, то мне кажется, что при успехе в Индии следующий эксперимент будет в Бразилии.

  3. karakat
    29.11.2016 at 14:30

    выбирают различные страны для эксперимента… Австралия, Индия, думаю будет еще кто-то в Европе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *