Назад в 2007 год: Валюации акций зашли на территорию “краха”

Рождественское ралли Трампа на рынках акций возвысило валюации далеко за уровни, на которых в прошлые разы случались неприятности. По этому случаю в прессе появилось много публикаций с предостережениями. Далее статья с cnbc.com:

Рыночный индикатор достиг экстремальных уровней, после которых в прошлые разы — в 1929, 2000 и 2008 годах — рынки начинали обрушаться

(CNBC) – В то время, когда S&P 500 покоряет очередные вершины на фоне оптимизма, связанного с экономической программой Дональда Трампа, некоторые стратеги с Wall Street начинают волноваться по поводу того, что отслеживаемая многими метрика валюации находится на уровнях, достижение которых в прошлые 100 лет всегда предшествовало рыночному краху. “Циклически скорректированный P/E (CAPE) – это метрика валюации, разработанная экономистом Робертом Шиллером, теперь находится над отметкой 27. В прошлые разы этот уровень превышался только в периоды мании 1929 года, дот-ком мании 2000 года и накануне схлопывания пузыря недвижимости и акций в 2007 году,” написал Алан Ньюмэн в своем письме в конце ноября.

Ньюмэн отметил, что, если даже прибыли компаний увеличатся на 10% на фоне экономической политики Трампа, “мы все равно будем иметь в грандиозном масштабе переоценённый рынок.”

shiller-pe-ratio-dec-16

“Циклически скорректированный коэффициент цена/прибыль” (CAPE) рассчитывается делением цены индекса на усредненные прибыли корпораций, входящих в этот индекс, за последние 10 лет с поправкой на инфляцию. Профессор Йельского университета Роберт Шиллер провел исследование, которое показало, что будущая десятилетняя доходность рынка акций имеет отрицательную корреляцию с высоким значением CAPE. Он получил Нобелевскую премию по экономике в 2013 году за его исследования по неэффективности рынков акций и валюациям.

Другие ученые-экономисты соглашаются, что текущее экстремальное значение CAPE, равное 27,7 — — это тревожный знак касательно будущих доходностей акций относительно доходностей облигаций.

“Только, когда значения CAPE очень высоки, скажем, CAPE находится в верхней половине десятой децили (CAPE выше, чем 27,6), будущие десятилетние доходности акций, в среднем, ниже, чем доходности десятилетних трежерис,” написали Валентин Димитров и Прем Джейн в своей работе “Коэффициент Шиллера: Рыночный тайминг и риск”, увидевшей свет 17 ноября этого года.

Даже основываясь на традиционном коэффициенте P/E, рынок выглядит перекупленным. Коэффициент P/E для индекса S&P 500, рассчитанный из прибылей корпораций за последние 12 месяцев, равен 18,9, и это самое высокое значение за последние 12 лет, согласно FactSet.

“Валюации американских акций высоки, как по историческим меркам, так и по сравнению с валюациями акций зарубежных компаний. Безусловно, исходя из значения P/E Шиллера, акции выглядят дорогими,” написал стратег по глобальным рынкам акций из Jefferies Шон Дарби 29 ноября.

Приведенный выше график требует небольшой интерпретации, главным образом потому, что шип 1999 года дает основания полагать, что у валюаций есть гораздо более высокий потолок. Возможно это не так, потому что необходимо взять в расчет уникальную природу пузыря акций технологических компаний. Тот рынок был движим только что созданными дот-комами, которые во многих случаях имели минимальные прибыли или не имели их вовсе. Таким образом, цены акций не были завязаны на прибыли. Другими словами, вы не можете посчитать P/E, если у вас нет прибылей.

“Просмотры” – т.е. количество людей, посещавших вебсайты дот-комов- на время заместили традиционные метрики валюации для спекулянтов. С катастрофическим результатом.

Сегодняшний рынок, в противовес тому, состоит из компаний с нормальными прибылями, а значит есть смысл исключить из этого графика 1999 год и сравнить сегодняшнюю ситуацию с тем, что на этом графике осталось. В таком варианте теперешние цены акций выглядят чрезвычайно высокими.

С другой стороны, нынешний мир уже не представляет собой то, что было привычным еще несколько лет назад. Долг уже, кажется, не имеет никакого значения – посмотрите на США, после того, как правительственный долг удвоился в течение нахождения у власти всего одной президентской администрации, теперь мы имеем нового президента, программа которого предполагает увеличение заимствований и трат.

Монетарная политика в последние годы встречала немного препятствий на своем пути, но сейчас, очевидно, нет никаких пределов, как низко могут опустится процентные ставки. Нет никаких ограничений также и на то, как много и каких именно активов центральные банки могут купить за вновь напечатанные деньги.

Японский и швейцарский центробанки, например, уже являются крупными покупателями акций. Если Федрезерв решит присоединиться к этому разгулу – о чем Джанет Йеллен уже официально намекнула – тогда нет никакой ясности, будет ли иметь коэффициент P/E хоть какое-то значение. Неограниченная печать денег – это, безусловно, сильный аргумент в пользу тезиса “в этот раз все по-другому”.

Так, значит уже невозможно сделать прогноз, основываясь на истории экономики, предшествующей количественному смягчению? Или все же есть финансовые и экономические законы, которые продолжают действовать, вне зависимости от тех безумных инструментов, которые задействованы сегодня со стороны правительств?

Последнее почти наверняка является истиной. Манипулирование одной частью системы – например, покупка акции за свеженапечатанные деньги – просто смещает финансовые дисбалансы в другое, неподдающееся контролю место.

Недавно рынок облигаций начал выказывать признаки стресса – и все потому, что никто не хочет владеть облигациями, несущими нулевой купон, в мире, где правительства стремится к более высокой инфляции и готовы сделать все, чтобы достичь поставленной цели.

Что случится, если правительства ответят на хаос на рынке облигаций печатанием еще большего количества денег, которые затем будут направлены на выкуп долгосрочных облигаций, то есть то, чем занимается сегодня Япония на своих рынках? Давление сместится на рынки валют, потому что никто не захочет держать валюты, которые печатаются темпами, превосходящими рост реальной экономики.

Фиатные валюты – это единственная вещь, которую правительство не может выкупать за свеженапечатанные деньги. В настоящий момент эти фиатные валюты падают относительно искусственно надутых акций и недвижимости, хотя мы и не замечаем этого, поскольку валюты оцениваются по отношению друг к другу. Но, как только резко увеличивающееся предложение денег транслируется в повышение общего уровня цен (о чем сигнализирует сейчас рынок облигаций), игре – конец. Правительства столкнутся с растущей нестабильностью, справится с которой у них не будет возможности.

И в тот момент мы вернемся к указанному выше графику и удивимся, почему мы не верили истории раньше.

Опубликовано 11.12.2016 г.

2007 All Over Again, Part 6: Stock Valuations Enter “Crash” Territory

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *