Мир не видывал таких эксцессов кредитного расширения, как в Китае

Статья за авторством партнера инвестиционной компании ShoreVest Capital Partners Андрю Брауна была первоначально размещена на сайте South China Morning Post.

Предлагаем читателям посмотреть на мир с точки зрения глобальной макроэкономической перспективы и подумать над тем, что мировая экономка в настоящее время, вероятно, проходит завершающий отрезок продолжительного по времени пути дефляции кредитных эксцессов. И теперь просто пришла очередь Китая.

В этом контексте, Япония запустила процесс сдувания своего кредитного пузыря в начале 1990-х годов, и теперь эта страна уже более 20 лет живет в условиях дефляции и крайне низкого экономического роста. Америка начала процесс дефляции в 2008 году, и только спустя 8 лет эта страна начала показывать признаки устойчивого восстановления. Еврозона вступила в этот процесс в 2011 году, и она до сих пор сталкивается с серьезными проблемами. Мы полагаем, что Китай теперь находится на ранних стадиях пути, пройденного указанными странами ранее.

Сказав это, мы верим в то, что власти Китая имеют жизнеспособный план по дефляции их кредитных эксцессов в упорядоченной форме.

А теперь давайте обратим наше внимание на размер кредитных эксцессов, созданных Китаем и посмотрим, почему мы считаем, что эти эксцессы оказались самыми большими в мире.

Кредитные эксцессы создаются со скоростью и масштабом самой кредитной экспансии – если слишком много кредитов создано в короткий промежуток времени, то неизбежно сопутствующее возникновение эксцессов и просроченных кредитов (NPLs).

Для того, чтобы проиллюстрировать кредитные эксцессы, созданные в Китае, давайте посмотрим на несколько ключевых индикаторов: 1) приток нового кредита; 2) объем существующего кредита; 3) коэффициент кредитного отклонения (т.е., кредитные эксцессы); 4) предельный коэффициент капиталоотдачи ICOR (эффективность приложения кредита).

График ниже показывает объем кредита в процентах от ВВП, созданный за пять лет, предшествующих значительным спадам глобальной экономики.

США создали кредитов в размере 58% от ВВП страны в период 2002-07 годов, а далее последовал глобальный финансовый кризис.

Япония создала кредитов в объеме, эквивалентном размеру ВВП страны, между 1985 и 1990 годами, а после эта страна более двадцати лет страдала от дефляции (очевидно, вследствие отсутствия реструктуризации долгов).

Таиланд создал большой пузырь на рынке недвижимости в период между 1992 и 1997 годами, и в итоге закончил тем, что 45% всех кредитов в стране оказались необслуживаемыми.

В период между 2002 и 2007 годами Испания создала кредитов в объеме, эквивалентном 116% ВВП, и эта страна до сих пор пытается решить проблему с безработицей, которая достигает в настоящее время 20%.

Китай создал новых кредитов в объеме 139% от ВВП страны между первым кварталом 2009 года и третьим кварталом 2014 года (когда рост ВВП этой страны достиг своих пиков), и эта цифра гораздо выше всех предыдущих кредитных пузырей, наблюдавшихся в других странах.

Этот беспрецедентный по размеру приток новых кредитов главным образом состоял из инфраструктурных и корпоративных ссуд. В результате отношение объема корпоративных кредитов к ВВП достигло крайне высоких значений, и с этим надо что-то делать, чем власти Китая и занимаются прямо сейчас.

Другая важная метрика для оценки “излишнего” кредита в экономике – это гэп между объемом кредитов и ВВП, рассчитываемый Банком Международных Расчетов. Этот коэффициент измеряет разницу между текущим коэффициентом объем кредитов/ВВП и долгосрочным трендом кредитного расширения, необходимым для поддержания оптимального долгосрочного роста ВВП.

Эта метрика используется в Базеле III для определения размера капитала банковской системы страны, когда кредит начинает расти слишком быстро (другими словами, высокий рост кредита требует больших коэффициентов обеспеченности капиталом для банков).

Гэп между объемом кредитов и ВВП выше 10% считается рискованным и требует максимальной добавки в 2,5% к капиталу первого уровня, в качестве контрциклического буфера по правилам Базель III. Гэп между объемом кредитов и ВВП выше 10% считается крайне проблематичным, поскольку увеличение нового кредита сопровождается значительно меньшей прибавкой роста ВВП, а значит эти новые кредиты являются источниками будущих NPLs.

Из 43-х стран, находящихся под мониторингом Банка Международных Расчетов, Китай имеет самый большой гэп между объемом кредитов и ВВП равный 30%, что эквивалентно $3,1 трлн. излишних кредитов.

Ну и наконец, для того, чтобы показать, что темп кредитного расширения неизбежно замедлится, что будет сопровождаться выявлением неэффективных кредитов и возникновением NPL, посмотрим на предельный коэффициент капиталоотдачи.

Этот коэффициент измеряет количество единиц кредита, необходимых для производства одной единицы роста ВВП.

В течение пятнадцати лет до кредитного импульса 2009-14 годов, предельный коэффициент капиталоотдачи Китая находился в диапазоне между 2 и 4. Это означало, что два или четыре юаня инвестиций в основной капитал давали прирос ВВП в один юань.

Но в результате эксплуатации кредитной модели экономического роста и создания кредитных эксцессов (результатом которых стал излишек индустриальных мощностей), эффективность инвестиций в Китае снизилась так, что теперь предельный коэффициент капиталоотдачи превышает значение 13.

Скажем по-другому: каждый юань инвестиций в основные средства создает 7 фыней ВВП. И это означает, что новый кредит все меньше и меньше транслируется в рост ВВП. Проще говоря, кредитный рост должен быть замедлен и новые кредиты должны быть перенаправлены в более эффективные места приложения капитала.

Опубликовано 22.04.2017 г.

Источник: China’s Credit Excess Is Unlike Anything The World Has Ever Seen

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментариев: 1

  1. Dr.Pruck
    24.04.2017 17:03

    Даёшь Китаю членство в ЕвроСоюзе и
    безвизовый въезд китайцам в Евросоюз.
    И как итог, объединенная валюта «ЮАНЕВРО»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *