Этот пузырь наконец лопнул. Кто следующий?

Как и в случае со многими другими высоко взлетевшими стартапами из Силиконовой долины, предполагалось, что компания Clinkle “сделает наш мир лучшим местом”.

Основанная в 2011 году парнем, который незадолго до этого находился в подростковой стадии своего развития, компания сумела стать популярной после того, как заявила, что покончит с мобильными платежами. Или что-то вроде того.

Венчурные компании Силиконовой долины, очевидно, были так увлечены идей, которую продвигала компания, что они завалили ее беспрецедентным количеством кэша.

(Поскольку инвестирование в компании, находящиеся на ранних стадиях своего становления, считается рискованным занятием, инвесторы могли бы ограничится вложением нескольких сотен тысяч долларов. Но Clinkle собрала $25 млн.)

Компания в течение некоторого времени тратила каждое пенни инвесторского капитала.

В сети даже появились фотографии, как двадцатиоднолетний управляющий разжигает костер пачками денег.

В конце этого фарса Clinkle так и не сумела создать “изменяющий мир” продукт, и в настоящее время сайт этой компании не работает.

Эта история очень знакома в Силиконовой долине.

За последние 6-7 лет тамошние стартапы сумели привлечь невероятное количество денег.

Однако многие из этих компаний не смогли заработать прибыль. Совсем.

Есть очень большие имена, такие как Uber или AirBnb, которые стоят десятки миллиардов долларов, несмотря на то, что их деятельность приносит громадные убытки.

(В прошлом году компания Lyft пообещала инвесторам, что ограничит свои убытки “лишь” $600 млн. в год…)

Но на рынке существует бесчисленное количество примеров стартапов, акции которых имеют абсурдно высокие валюации. Капиталы этих компаний постоянно пополняются новыми инвестициями, хотя они продолжают приносить убытки… и не имеют плана, как они собираются зарабатывать в будущем.

Инвестиционный проспект Snapchat описывает положение дел лучше всего:

“Мы понесли операционные убытки в прошлом, ожидаем понести убытки в будущем и, возможно, никогда не достигнем прибыльности.”

Получается так, что, чем больше денег теряют эти стартапы, тем популярнее они становятся у инвесторов.

Очевидно, что такая ситуация неустойчива.

В сфере бизнеса прибыль (или, если использовать специальную терминологию, свободный денежный поток, остающийся после погашения всех финансовых обязательств) – это самая важная метрика.

Ни одна компания не рождается прибыльной; только с течением времени предприниматели создают финансово устойчивый бизнес.

 

Тем не менее, стартапам иногда необходимо стороннее финансирование, чтобы продолжать развиваться.

На ранних стадиях становления бизнеса инвесторы берут на себя риск, поскольку нет никакой уверенности в том, что основатели и управляющие компании смогут довести до конца свой план и сделать эту компанию прибыльной.

Но предполагается, что этот план есть. И в этом плане должна быть прописана цель: достичь прибыльности как можно скорее.

Инвестиционные фирмы Силиконовой долины игнорировали этот базовый принцип годами, смывая деньги своих инвесторов в туалет компаний-лузеров, не имеющих ни одного шанса стать прибыльными.

Это был пузырь в самом ярком своем проявлении… и похоже на то, что теперь этот пузырь лопнул.

Согласно Dow Jones Venture Source, в последние несколько месяцев инвестиции венчурного капитала компаний из Силиконовой долины в технологические стартапы сократились на 30%, при этом пик таких инвестиций был зафиксирован в конце 2015 года.

Неприбыльные, нежизнеспособные компании, которые легко привлекали капитал в период расцвета пузыря, теперь столкнулись с трудностями поиска новых инвесторов.

Многие компании начали выходить из бизнеса. Другие компании, сумевшие найти инвесторов, получают капитал на гораздо более жестких и консервативных условиях.

Это новая реальность, но эта реальность очень осмысленна: более низкие валюации, стремление к прибыльности, меньшее количество безумия.

Если пузырь стартапов из Силиконовой долины может лопнуть, то почему же не лопнуть пузырю большого рынка акций?

По сути, между этими рынками нет никакой разницы.

Усредненная акция торгуется на рекордно высоких уровнях валюации, несмотря на то, что прибыль компании, стоящей за этой акцией, весьма посредственна.

И самые популярные компании являются финансово нежизнеспособными, как и Clinkle в свое время.

Компания Netflix – это мой любимый пример.

В самом последнем квартальном отчете компании, захватывающем период, заканчивающийся 31 марта 2017 года, мы вновь видим отрицательный свободный денежный поток в размере $422 млн.

Этот рекордный убыток компании оказался на 62% больше, чем за первый квартал 2016 года, и вдвое больше, чем в первом квартале 2015 года.

Netflix продолжает терять деньги ускоряющимся темпом.

Не забывайте, что “Свободный денежный поток” – это гораздо лучший индикатор финансового здоровья компании, чем прибыль, потому что он учитывает весь тот капитал, который компании приходится реинвестировать.

В случае с Netflix, менеджмент должен постоянно делать новые “капитальные инвестиции”, то есть закупать контент для показа своим зрителям.

Если они не будут продолжать обновлять контент своей библиотеки, Netflix вылетит из бизнеса.

Таким образом, компания растит свои убытки и сжигает кэш.

Они покрывают свои убытки, залезая глубже в долг, что, очевидно, не может продолжаться долго.

Не поймите меня неправильно: как потребителю, мне нравится Netflix.

Но мне кажется безумием, когда компания с такой нежизнеспособной финансовой моделью так популярна у инвесторов и стоит рекордные $66 млрд.

В этой картине мира есть что-то неправильное.

И эти инвестиционные фундаменталии очень схожи с безумием, случившимся со стартапами в Силиконовой долине в последние несколько лет.

Пузырь стартапов Силиконовой долины уже лопнул. Учитывая тот факт, что у указанных выше рынков так много схожего, было бы глупо ставить ставки на то, что пузырь на рынке акций будет находится в надутом состоянии бесконечно долго.

Опубликовано 26.04.2017 г.

Источник: This bubble finally burst. Which one’s next?

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментариев: 5

  1. dangur
    27.04.2017 11:53

    если компания заведомо способна генерировать только убытки, то такая модель предполагает только одно — продаться более крупным компаниям. в случае netflix уже давно ходят слухи о disney, apple и amazon.
    имхо netflix уже достигла своего пика — самое время продаваться. но так как ее цена слишком высока, то ее, скорее всего, растащут по частям.

  2. Vityek
    27.04.2017 12:46

    Насколько удачный пример с netflix ? Про них хотя бы известно, что деньги идут на контент, в том числе своего производства, а вот куда идут деньги инвесторов «прибыльных» компаний, кроме обратного выкупа, у которых кроме затрат на сотрудников других затрат в общем-то и нету. Речь о разных моделях пузырения, по крайней мере с netflix понятно на что идут деньги инвесторов.

  3. Цыган
    27.04.2017 13:13

    Капитализм как система завершает свое существование. При переходе в пост капилистическую систему будет уничтожен средний класс , капиталы сгорят, миллионы людей просто исчезнут. Все идет к демонтажу системы. Вэлкам в социально распределительный концлагерь

  4. Dr.Pruck
    27.04.2017 14:47

    Стив Джобс в 1985г был изгнан из Apple
    в 1997г он снова «устроился» работать
    на должность CEO.
    И спас фирму от банкротства, если бы не Стив мы и знать не знали про Айфон-Айпак.
    Стива нет, но теперь у нас есть Илон Маск.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *