Что говорит нам рынок?

Стабильность всей глобальной экономики теперь зависит от лишенного информативной ценности “рынка.”

Итак, еще один день, еще одна рекордная вершина у индекса S&P 500 (SPX). Что говорит нам рынок? Если вы находитесь в длинной позиции, то он кричит вам: “Вы – гений!”:

Но помимо этого, о чем еще говорит рынок? Говорит ли он нам что-нибудь о реальной экономике?

До того, как ответить на вопрос “что говорит нам рынок?” мы должны сперва спросить: “что рынок может рассказать нам?” Другими словами, способен ли текущий рынок к коммуникации?

И это ключевой вопрос, поскольку мы все знаем, что центральные банки вмешивались в рынок в беспрецедентной манере последние 8 лет. Центральные банки трансформировали рынок акций в сигнальное устройство, способствующее появлению ощущения растущего богатства, и неважно растет ли прибыль и производительность труда или нет.

Идея центробанков состоит в том, чтобы создать “эффект богатства,” который подтолкнул бы людей к большим заимствованиям и тратам в результате появления у этих людей чувства, что они стали богаче. Эти заимствования и траты, рожденные “эффектом богатства” (по крайней мере так сказано в теории), пересиливают стагнацию в зарплатах и потребительских расходах и возражают самоусиливающийся потребительский основанный на кредите кутеж.

Эта идея идет в разрез с теорией открытого рынка, на котором децентрализованные покупатели и продавцы совершают сделки купли-продажи акций по ценам, формирующимся в результате взаимодействия фундаментальных факторов реального мира: выручки, прибыли и производительности труда.

Проще говоря, рынок акций – это дисконтирующий механизм, который абсорбирует данные о текущих результатах деятельности компаний и берет в учет прогнозы их будущего развития. Если у инвесторов складывается впечатление, что рост замедляется, то рынок дисконтирует будущие прибыли, и валюации акций снижаются в соответствии с понизившимися прогнозами.

Если инвесторы полагают, что экономический рост пошел в гору, то рынок увеличивает свои ожидания по прибылям компаний, и валюации акций, которые представляют эти компании, соответственно растут.

Но теперь, когда глобальный рост экономики зримо замедляется, рынки акций продолжают свое восхождение наверх.

И кто прав?

В этой динамике принимают участие несколько сил. Во-первых, люди теперь ответственны менее, чем за 10% рыночной активности; все остальное – это покупки и продажи роботами и ETFами (биржевыми индексными фондами).

А, во-вторых, центральные банки превратились в крупнейших покупателей акций и ETFов, и такая ситуация беспрецедентна. Центральный Банк Швейцарии стал крупным акционером компаний Apple и Amazon, а Банк Японии владеет очень значительной долей японских ETFов.

Было время, когда центральные банки покупали облигации и фьючерсы, на время становясь командами, препятствующими падению рынков, чтобы остановить усиливающееся обесценение активов. Теперь в так называемые “хорошие времена” они совершают покупки акций и облигаций на триллионы долларов, чтобы поддержать рост рынков акций, даже если экономика и замедляется.

Перманентные интервенции в рынок через покупку акций исказили все то, о чем этот рынок может сказать нам. Вместо того, чтобы поведать историю о том, как чувствует себя реальная экономика, рынок теперь показывает нам усилия центральных банков, направленные на возвышение цен активов, в результате прямых покупок этих активов и наводнения системы ликвидностью.

Все это привело к расхождению между рынком и реальной экономикой, и этот разрыв увеличивается все больше с каждым днем. Может ли так продолжаться и далее? Да, покуда центральные банки будут продолжать покупать акции и вливать в финансовую систему ликвидность.

Но у этих манипуляций есть последствия: рынки перестали быть информативными, и теперь они говорят лишь об энтузиазме центральных банков в деле увеличения валюаций активов и подавления волатильности.

Нехватка информации, основанной на фактах из реальной экономики, привела к тому, что у трейдеров и собственников активов появилось ложное чувство уверенности, и их образ мысли теперь напоминает настрой команды Титаника: эй, мы можем следовать на полной скорости через этот опасный участок океана с множеством айсбергов, потому что наш корабль непотопляем. Именно так говорят “эксперты.” Что может сделать тающий айсберг с непотопляемым кораблем, за исключением небольших неудобств пассажирам? К этому риску мы готовы.

Стабильность всей глобальной экономики теперь зависит от лишенного информативной ценности “рынка.” Такую ситуацию сложно назвать здоровой или устойчивой.

Опубликовано 20.06.2017 г.

Источник: What Is the Market Telling Us?

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *