Альберт Эдвардс: “Что-то говорит о том, что в этот раз все по-другому”

В своей последней записке закоренелый скептик из Societe Generale Алберт Эдвардс оглядывается на 20 лет назад, вспоминая историю Азиатского Кризиса. Он приходит к занимательному выводу: на самом деле ничего не изменилось. По его мнению, события последних двух десятилетий развивались “в линейной прогрессии монетарного безумия, последовавшего за кризисом в Азии в 1997 году,” и все это произошло благодаря центральным банкам, которые использовали каждый следующий кризис, как предлог для еще более масштабных монетарных интервенций. Они раздували один пузырь за другим, и теперь они достигли кульминационной точки, в которой в настоящее время и оказался весь мир.

В двадцатую годовщину начала Азиатского кризиса я могу с уверенностью заявить, что бардак, в котором мы оказались сегодня, явился результатом линейной прогрессии монетарного безумия, последовавшего за крахом в Азии в 1997 году. Каждый последующий экономический и финансовый кризис был прямым следствием чрезмерно мягкой монетарной политики, проводимой центральными банками, чтобы расчисть бардак, случившийся в процессе прошлого кризиса. Текущее опасное состояние, в котором находится глобальная финансовая система, очевидно для всех, кто знает, что скрывается под внешним лоском текущей нормальности. На прошлой неделе я был рад прочитать обзор Банка Международных Расчетов по текущему состоянию дел. Они были одними из немногих, кто в середине 2000-х верно предсказали надвигающийся кризис – и теперь они говорят, что, вероятно, приближается еще один кризис.

Затем Эдвардс возвращается к событиям прошлой недели: “Спустя лишь несколько дней после написания мной последней еженедельной записки, которая была посвящена возможной потере независимости центральными банками в следующую рецессию, монетарные регуляторы начали менять свою позицию. Достаточно было лишь небольшого изменения риторики, чтобы вызвать мини вспышку гнева. Становится все более очевидно, что Федрезерв, ЕЦБ и даже Банк Англии хотят ускорить свои циклы ужесточения, однако они уже упустили время.”

Тем временем нам приходится наблюдать постыдный спектакль, в котором руководители центральных банков измеряют “успех” своих сигналов рынку последующим отсутствием рыночной волатильности. Наблюдая за тем, как спикер ЕЦБ пытался успокоить расстроенные рынки после речи Драги, мы можем не сомневаться в том, что хвост до сих пор вертит собакой. Но, похоже, что-то изменилось в ходе мыслей Федрезерва.

И хотя рынок продолжает не обращать внимания на волну ястребиной риторики, возможно, уверенный в том, что в следующий раз даже при малейшем его снижении Федрезерв немедленно придет на помощь, но Эдвардс считает иначе: “Возможно ли такое, что теперь Федрезерв, проводя свою политику, уже не так основывает свои действия на экономической статистике, и он уже не слишком заботится о силе экономики и о том, набирает ли рост инфляция зарплат? Многие комментаторы, похоже, считают, что Федрезерв легко откажется от ужесточения политики, когда ситуация обострится – то есть он сделает ровно то, что делал неоднократно в прошлом. Но что-то говорит о том, что в этот раз все по-другому.”

В оправдание своего тезиса о том, что в этот раз все может обернуться по-другому, Эдвардс цитирует мрачный отчет Банка Международных Расчетов, опубликованный на прошлой неделе: “в отличие от центральных банков, которые привычно пожимают плечами, когда им задают вопрос о воздействии их политики ZIRP и QE на долги и пузыри в активах, Банк Международных Расчетов очень сильно тревожится о том, что монетарные регуляторы делают те же самые ошибки, которые привели к финансовому кризису 2008 года. В своем недвусмысленном предупреждении, которое также можно рассматривать как прямой упрек сегодняшним руководителям центральных банков за их нерасторопность, Главный экономист БМР Клаудио Борио сказал: “Конец может настать в результате неправильного развития финансового бума подобно тому, как это случилось в прошлую рецессию, и все это может произойти с удвоенной силой. Стратегия градуализма не является панацеей, поскольку она может подтолкнуть к дальнейшему принятию риска.”

Далее он продолжил: “Опережающие индикаторы финансовых потрясений указывают на то, что финансовые бумы в ряде экономик выглядят похожими на те бумы, которые предшествовали Великому финансовому краху.” Однако теперь изменился состав стран, которые попали в зону риска. Так, он привел в пример Канаду и Швецию, которые по большому счету сумели избежать последствий прошлого краха. Но с тех пор эти страны позволили случится буму на рынке недвижимости, запитанному на огромные заимствования, и теперь экономики указанных стран стали уязвимыми. Крупнейшие развивающиеся экономики Китая, Индии и Бразилии также оказались в уязвимом положении после периода быстрого роста, главным образом основанного на дешевом кредите.

Я думаю БМР мог бы пойти и еще дальше. Несколько недель назад МВФ выступил с громким и недвусмысленным предупреждением о том, что рост американского пузыря корпоративного долга привел к тому, что 20% компаний США окажутся под угрозой дефолта в случае роста ставок. Резкое уменьшение нормы сбережений в Великобритании с 6% несколькими годами ранее до рекордных 1,7% на сегодняшний день также не предвещает ничего хорошего. Напротив, домохозяйства Америки нарастили норму сбережений до вершин восьмимесячной давности в 5,5% (не забывайте, что, если британскую норму сбережений измерять по американской методологии, она окажется глубоко в отрицательной территории).

Эдвардс отмечает изменение настроений среди руководителей других центробанков, но указывает на то, что “ похоже, именно Федрезерв на самом деле закусил удила в деле ужесточения политики. Я, как и все остальные, пытаюсь понять, что изменилось за последний год. Но дело точно не в статистике!”

Ответ на этот вопрос можно найти у рассудительного Джона Маулдина, который полагает, что, возможно, Йеллен перестала обращать пристальное внимание на статистику и озаботилась своим наследием. Он указал на то, что три их семи руководителей Феда, назначаемых Вашингтоном, в настоящее время ожидают своей номинации от Президента Трампа, и поскольку есть вероятность их увольнения (включая Йеллен и Фишера), они пытаются поднять ставки ближе к “нормальности” еще до того, как оставят свои должности, не обращая внимания ни на инфляцию, ни на экономическую статистику.

Эдвардс также указывает на альтернативную теорию, которая уже была озвучена на этом сайте. Эта теория, по его словам, “еще более безрадостна для инвесторов,” и речь идет о размышлениях Майкла Харнетта из Bank of America, “который полагает, что Федрезерв все больше беспокоится об имущественном неравенстве, порожденном его программой QE.”

Федрезерв до последнего времени поддерживал экономику в нагретом состоянии, ожидая, что она сможет подтолкнуть инфляцию для рядовых джо. Эта мечта не сбылась, и “Федрезерв имеет два варианта излечения имущественного неравенства… вы можете сделать бедных богаче… или вы можете сделать богатых беднее…” И последние события заставляют Майкла поверить в то, что Федрезерв решил воспользоваться вторым вариантом.

Его заключение схоже с нашим: “Если Майкл прав, то нам предстоит наблюдать очень удивленных инвесторов.” Единственное отличие будет заключаться в том, что на этот раз инвесторы будут представлены роботами и алгоритмами.

Опубликовано 06.07.2017 г.

Источник: Albert Edwards: «Something Smells Different This Time»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментариев: 1

  1. Vityek
    07.07.2017 15:01

    Что им мешает делать бедных богаче, а богатых беднее одновременно ? Инструменты то разные.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *