Джон Маулдин: “Один из этих трех черных лебедей вызовет глобальную рецессию”

Ровно десять лет назад от масштабного глобального финансового кризиса нас отделяли считанные месяцы.

К концу 2006 года мы стали свидетелями инверсии кривой доходности, то есть получили сигнал о крайне вероятном скором наступлении рецессии. В то время я полагал, что потери от предстоящего кризиса будут измеряться как минимум суммой в $400 млрд. Однако мои читатели и коллеги-аналитики упрекали меня в излишнем пессимизме.

Оказалось, что итоговая сумма потерь тогда превысила $2 трлн., а финансовый кризис запустил Великую Рецессию.

В то время условия на финансовых рынках только и ждали искры, чтобы весь мир охватил пожар. И этой искрой выступил кризис сабпрайма. Казалось, что слишком многое вот-вот пойдет не так, что в итоге и произошло.

Теперь у нас нет инвертированной кривой доходности. Но в условиях, когда центральный банк искусственно надавливает краткосрочные процентные ставки вниз, кривой доходности становится очень сложно инвертироваться.

По сути, мы заглушили самый важный предупредительный сигнал.

Но впереди нас ждет рецессия (в будущем всегда случаются рецессии), которая, с моей точки зрения, начнется еще до конца 2018 года. Эта рецессия по своим последствиям как минимум будет не менее разрушительной, чем прошлая.

Далее представлены три сценария, которые, возможно, и окажутся теми черными лебедями, которым предстоит предопределить наше будущее. И не забывайте вот что: Безобидный белый лебедь может стать черным при определенном освещении. Иногда этого бывает достаточно, чтобы дать старт панике.

Черный лебедь №1: Йеллен перестарается

Теперь уже всем ясно, что американская экономика не пошла на взлет, как прогнозировали многие сразу же после президентских выборов:

  • Президент Трамп и Республиканцы не смогли провести через Конгресс бюджетные стимулы, на которые мы возлагали свои надежды.
  • Банки и энергетические компании получают некоторые послабления от регуляторов, но все это не идет ни в какое сравнение с обещанными реформой здравоохранения, сокращением налогов и инфраструктурными расходами.
  • Потребительские траты до сих пор слабы, а значит уверенность людей находится на более низком уровне, чем показывают опросы. Инфляция взметнулась вверх лишь в нескольких секторах, в таких как здравоохранение и коммунальные услуги. В прочих частях экономики инфляция практически не заметна.

Та ли это экономика, в которой Федеральному Резерву стоит ужесточать монетарную политику? Нет – однако Федрезерв занят именно этим.

Так происходит в том числе и потому, что они ждали слишком долго, чтобы покончить с QE и начать сокращение баланса Феда. Члены Комитета по открытым рынкам знают, что запаздывают, и они хотят хотя бы сделать видимость работы до того, пока истекут сроки их должностей.

Кроме того, Джанет Йеллен, Стэнли Фишер и прочие члены Комитета по открытым рынкам питают религиозную веру в Кривую Филлипса.

Риск черного лебедя в этом сценарии заключается в том, что Федрезерв может ужесточить политику слишком сильно в очень короткий срок.

Из последних минуток Комитета по открытым рынкам мы знаем, что некоторые его члены превратились в ястребов частично из-за того, что они хотели нивелировать ожидаемые бюджетные стимулы от новой администрации. Эти стимулы не реализовались, но Комитет ведет себя так, как будто бы все произошло иначе.

Что случится, когда Фед не понизит, а повысит ставки на ранней стадии рецессии? Логика говорит нам о том, что в этом случае экономика погрузится в полноценную дефляцию.

Дефляция в нашей экономике, которая чрезмерно перегружена долгом, имеет катастрофические последствия.

Позвольте сделать не очень приятный прогноз: Я думаю Федрезерв Трампа (и это будет его Федрезерв, поскольку в следующем году он назначит как минимум 6 членов Комитета по открытым рынкам) приведет нас к масштабному количественному смягчению и, возможно, к отрицательным процентным ставками, если мы войдем в рецессию.

Позыв “сделать хоть что-нибудь” будет слишком силен.

Черный лебедь №2: У ЕЦБ закончатся патроны

Относительно размера европейской экономики стимулы, реализуемые Драги, оказались куда более агрессивными, чем стимулы Феда. ЕЦБ пошел дальше американского центробанка, понизив ставки до отрицательных значений и включив в программу скупки корпоративные облигации.

Подобные интервенции редко заканчиваются чем-либо хорошим, и это особенно касается интервенций ЕЦБ.

Европейская экономика восстанавливается, по крайней мере на поверхности, а различные популистские движения и банковские кризисы остаются за пределами внимания наблюдателей. Так эти угрозы миновали, или они еще напомнят о себе в будущем? Переговоры по Brexit также могут преподнести неприятный сюрприз.

Анатолий Калетский из Gavekal полагает, что Драги все еще далек о того, чтобы развернуть свой курс. Он считает, что первые шаги в сторону ужесточения политики не будут предприняты до 2018 года. Он также прогнозирует, что скупка бондов со стороны ЕЦБ будет продолжена (хотя и более медленным темпом), и близкие к нулевым процентные ставки останутся таковыми и впредь.

Но он также видит риски и делает по этому поводу важное замечание.

Сворачивание стимулов и ужесточение монетарной политики Федрезервом совпало по времени с открытием кранов Банком Японии и Европейским Центральным Банком. Это означает, что объем глобальной ликвидности все еще велик. Я не думаю, что Федрезерв оплатит услугой за услугу. Драги, а потом и Курода будут вынуждены нормализовать политику без поддержки Феда – и они могут столкнуться с трудностями.

Черный лебедь №3: Китайский долговой кризис

Складывается впечатление, что Китай неудержим.

Прирост ВВП замедлился до 6,9%, согласно официальной статистике. Эти цифры, вероятно, раздуты, но экономический бум в стране все еще имеет место.

17 июля Амброуз Эванс-Притчард привел в своей колонке в Telegraph некоторые шокирующие цифры.

Отчет Народного Банка Китая выявил, что цифры забалансовых кредитов гораздо больше, чем предполагалось ранее, и они продолжают расти стремительным темпом. (Интересен тот факт, что китайцы опубликовали эту информацию. И Президент Си взял под собственный контроль публикацию этих цифр.)

Огромный прирост теневого кредитования в прошлом году, вероятно, отражает попытки китайского правительства разогнать экономику после ее значительного замедления в 2015 году. Банки подлили бензина в огонь, потому что иначе все закончилось бы очень плохо. Но они не могут поддерживать это пламя бесконечно долго.

Президент Си Цзиньпин уже какое-то время пытается уменьшить кредитный рост в банках, принадлежащих государству, но теневая банковская система находится вне сферы влияния Си. Именно там темп роста кредитов достиг астрономической скорости, и этот рост многократно перевешивает все попытки сократить кредитование банков, предпринимаемые китайским президентом.

Рынок, на котором “они все верят в то, что государство спасет их” – это как правило не тот, рынок в котором вам хотелось бы иметь позиции – но Китай в этом смысле был исключением. Но он не будет таковым всегда. Коллапс, когда он наступит, будет грандиознейшим.

Очень вероятно, что любой из этих трех черных лебедей вызовет рецессию в Соединенных Штатах. Давайте будем откровенны: следующая американская рецессия будет частью глобальной рецессии, и она приведет к массивному росту нового правительственного долга.

И это не сулит ничего хорошего.

Опубликовано 30.07.2017 г.

Источник: John Mauldin: «One Of These 3 Black Swans Will Trigger A Global Recession»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *