Ричард Силла: “Мы живем в очень опасное время”

“Ставки, которые были у нас в последнее время и которые есть сейчас, — самые низкие за всю историю. В книге, которую я написал в соавторстве со своими коллегами, описана история процентных ставок, которая берет начало с Законов Хаммурапи, Вавилонской цивилизации, и продолжается Греческой и Римской цивилизациями, Средними Веками, Ренессансом и заканчивается современной историей вплоть до сегодняшнего дня. Я могу с уверенностью заявить, что теперешние ставки оказались самыми низкими за всю человеческую историю.”

Так говорит Ричард Силла, который является почетным профессором и бывшим Генри Кауфман профессором Истории финансовых институтов и рынков в школе бизнеса Штерна при Нью-Йоркском университете. Он также является соавтором книги “История процентных ставок.”

Мы пригласили Профессора Силлу в наш подкаст после того, как услышали, что его работа получила хорошие отзывы на панели “Воздействие Федерального Резерва на Мэйн Стрит, пенсионеров и сбережения,” устроенной Конгрессом США.

Основываясь на своих глубоких знаниях тысячелетий человеческой истории, Силла заявляет, что мы живем в очень опасное время:

Что в самом деле уникально в текущей ситуации – так это то, что эти низкие и отрицательные процентные ставки не стали таковыми по случайности; они стали таковыми в результате осмысленной политики центральных банков (…)

Складывается впечатление, что большая часть населения не получила выгод от такой политики центрального банка и даже от экономического восстановления. Но богатые чувствовали себя достаточно хорошо, несмотря на нужду конкурировать друг с другом в покупке картин за $100 млн. (…)

Эти низкие процентные ставки не только влияют на цены активов. Дешевые деньги теперь заняты поиском доходности, причем это же происходило накануне финансового кризиса, и теперь нам, вероятно, следует беспокоиться об этом, поскольку деньги могут находить неэффективное применение.

И мы можем это наблюдать прямо сейчас: несмотря на низкие нефтяные цены рынки капиталов скармливают большие суммы денег в нефтеразведку в Соединенных Штатах. И такое размещение капитала нельзя назвать мудрым, потому что многие компании, добывающие сланцевые нефть и газ, не зарабатывают денег. Таким образом, Уолл Стрит вкладывает деньги в сектор, в котором доходность инвестиций не обещает быть хорошей. Что будет, если по большому количеству мусорных облигаций будет объявлен дефолт – что случается довольно часто– или обанкротятся бурильные компании, в которые Уолл Стрит вложила много денег? Это один из ключевых моментов, вызывающих беспокойство, и он связан с очень низкими процентными ставками, которые мы имеем сейчас. Низкие процентные ставки вызывают искажения и мисаллокацию капитала (…)

Я напомню слова Хаймана Мински, которого я знал. Он сказал: стабильность порождает нестабильность. Я думал, что мы получили опыт во время финансового кризиса 2007-2009 годов, а теперь я вижу, как люди говорят о том, что VIX находится на очень низких значениях, и я вижу, что люди на биржах решили, что в мире не осталось больших опасностей. Если Мински был прав, то это отношение “ситуация выглядит очень стабильно в настоящее время, поэтому я пойду и куплю акции по рекордно высоким ценам,” возможно, является прелюдией для следующего финансового кризиса.

Мы можем заметить много общего между тем, что происходит сейчас и тем, что происходило до финансового кризиса 2007-2009 годов. И, кажется, что людям нет до этого никакого дела. Они думают: “ситуация и впрямь стабильна, и центральные банки сумели провести нас через кризис без еще одной Великой Депрессии, а значит впереди нас ждет спокойное море.” Вероятно, на рынках присутствует чрезмерно большое количество оптимизма по поводу перспектив экономики (…)

Взгляните на грандиозный рост финансовых рынков относительно роста ВВП: раньше между этими показателями была тесная взаимосвязь. Но в последние 50 лет или около того финансовые рынки устремились ввысь гораздо более стремительным темпом. Это означает, что мир нагрузился большим объемом долгов, и рост долгов был гораздо быстрее, чем рост самой экономики. Я полагаю, что ситуация, в которой мы оказались, опасна, потому что весь этот долг должен обслуживаться, то есть по нему должны выплачиваться проценты. Обычно вам приходится выплачивать свои долги по пришествию определенного времени. И если долги растут быстрее, чем растет экономка, являющаяся базой, которая генерирует доходы для уплаты процентов по этим долгам, то ситуация со временем становится все более неустойчивой. Так происходит в Соединенных Штатах. Но еще более выражено этот процесс проявляет себя в некоторых странах Европы, где банковский леверидж достиг еще больших размеров. В Китае также происходит грандиознейшая кредитная экспансия (…)

И конечно же, если мы имеем низкие темпы экономического роста сейчас, а затем у нас случится еще один кризис, то в итоге темпы роста замедлятся еще больше. Мой коллега экономист Роберт Гордон утверждает, что нас ждут гораздо более низкие темпы экономического роста, чем они были до сих пор. Более того, обычные люди — те, которые становятся все более и более обозленными – вообще не почувствуют на себе экономического роста. Все его плоды будут направлены на вершину пирамиды богатства – и таким образом имущественное неравенство в мире только вырастет. Это очень нехорошая перспектива.

Я думаю, что история могла бы подсказать нам, что мы, вероятно, столкнемся с еще одним кризисом. И если взять в учет все то, о чем мы говорили сегодня, этот кризис может случиться довольно скоро.

Опубликовано 07.08.2017 г.

Источник: Richard Sylla: This Is An Inherently Dangerous Moment In History

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментариев: 1

  1. Vityek
    08.08.2017 16:36

    У страха глаза велики, пусть боятся те кому есть, что терять. 1 процент населения владеющий 99 процентами ценностей на Земле — это запредельная разность потенциалов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *