Мы уже вошли в рецессию?

Если мы перестанем считать зомби, то мы увидим, что экономика уже вошла в рецессию.

Насколько бы вы оказались шокированными, если бы было официально объявлено, что США вошли в рецессию, и это означало бы, что ВВП страны (скорректированный на инфляцию) снижался бы два или более кварталов подряд?

Вы бы и в самом деле удивились, узнав, что восьмилетнее “экономическое восстановление,” ставшее наименее выраженным за всю историю, наконец-то сменилось рецессией?

Каждый, кто имеет хотя бы отдаленное представление о том, чем живет экономическая статистика, знает, что американская экономика замедляется.

  • Продажи автомобилей и легких грузовиков: либо снижаются, либо падают с обрыва – все зависит от того, сколько помады было потрачено в процессе создания нового образа для свиньи.
  • Ресторанные продажи: падение.
  • Налоговые поступления: падение.
  • Розничные продажи: неизменны, стагнируют или снижаются, в зависимости от сектора и от того, какие цифры были взяты для очистки показателей продаж от инфляции.
  • Арендные ставки в регионах, где таковые находятся на высоких уровнях: резкое снижение роста после многолетнего периода их стремительного взлета.
  • Потребительский кредит: увеличение до новых рекордных значений.
  • Корпоративные прибыли: при исключении бухгалтерских уловок, стагнируют или снижаются.

Те, кто изучает рецессии, знают, что занятость обычно достигает своих пиков накануне скатывания экономики в рецессию. Сильные цифры трудовой статистики являются последним вздохом экономики, достигающей пределов своего расширения.

Есть несколько фундаментальных причин, которые могли бы обусловить наше нахождение в рецессии, которая пока не признается официальной статистикой. Начать следует с искусственной природы восьмилетнего “экономического восстановления,” которое стартовало в 2009 году, и которое, с точки зрения многих обозревателей, было ничем иным, как продолжением рецессии 2008-2009 годов, из которой экономика так и не сумела выбраться.

Приверженцы этого лагеря смотрят на фундаменталии, а не на рынок акций, который официально считается барометром состояния реальной экономики. Между тем рынок акций является индикатором процесса финансализации, и выбор правительства в пользу рынка акций, как метрики экономического здоровья и процветания, объясняется тем, что он легко поддается манипуляции.

Считается, что рецессии необходимы для вычищения финансового сухостоя – обанкротившиеся предприятия ликвидируются, заемщики, не вернувшие долги, объявляются банкротами, плохие долги списываются с балансов в результате признания убытков.

Дело в том, что в течение периода “экономического восстановления” 2009-2017 годов эта сопряженная с чисткой динамика была подавлена. Вместо того, чтобы принять пусть и болезненные убытки, власти спасли неплатежеспособные банки и породили Зомби Экономику, в которой жизнь зомби-заемщиков и зомби-компаний поддерживается дешевым кредитом и уловками в бухгалтерских балансах: так, например, испортившиеся студенческие кредиты не именуются дефолтными; они помещаются в категорию прощенных, при том что списания таких долгов не происходит.

Если домохозяйства дошли до предела и не могут платить процентов по новым долгам, в Зомби Экономике находится “решение” предложить этим домохозяйствам кредиты под 0%. Если корпорациям необходима пролонгация долгов, то Зомби Экономика принимает “решение” обеспечить условия для продажи облигаций этих корпораций с близкой к нулевой доходностью легковерным инвесторам.

Если домохозяйства уже не могут позволить себе покупать дома, то Зомби Экономика реализует “решение,” в соответствии с которым федеральные агентства, такие как FHA, предлагают потенциальным покупателям недвижимости нулевой первоначальный взнос, а частным займодавцам выдаются гарантии на случай любых убытков.

Когда эти агентства попадают в беду вследствие подстрекательства неплатежеспособных заемщиков к дальнейшему увеличению своих долгов, которые они не могут себе позволить, возникает “решение” осуществить бэйл-аут ценою в $100 млрд. за счет средств налогоплательщиков.

Наша суровая реальность заключается в том, что удельный вес рабочих мест на не неполный день увеличивается, а рост производительности труда и прибыли корпораций стагнируют или снижаются. Как я уже неоднократно отмечал, очищенные от инфляции зарплаты 95% населения, находящегося в основании пирамиды богатства, не росли, начиная с 2000 года. И теперь домохозяйства просто не могут позволить себе увеличить долги, пусть и под близкую к нулю процентную ставку.

Количество рабочих мест на полный день – являющихся основой потребительских трат и заимствований – топталось на месте все последние 8 лет. Официанты, устроенные на неполный рабочий день, не могут позволить себе покупку дома или покупку нового автомобиля.

Наша “газлайтинговая” экономика: рост рабочих мест на полный день оказался очень незначительным за все 8 лет “восстановления”.

Богатство и доходы могут генерироваться только в реальном мире за счет увеличения производительности труда. К сожалению для всех разговоров об “экономическом восстановлении,” производительность труда снижается.

Корпоративные прибыли также топчутся на месте.

По сути, “восстанавливающаяся” экономика — это Зомби экономика, живущая за счет огромных глотков нового долга, который она не имеет возможности обслуживать. После того, как запустился процесс снижения продаж, прибылей и налоговых поступлений, в конце концов настанет время снижения занятости, поскольку работодатели встанут перед необходимостью сокращать издержки, а значит резать позиции и уменьшать рабочие часы.

В итоге зомби-заемщики оставят попытки обслуживать долги, вернуть которые все равно невозможно, зомби-компании закроют свои двери, и иллюзия “экономического восстановления” растает в воздухе под грохот обрушающихся рынков акций.

Игра в “экономическое восстановление” будет сопровождаться публикацией отманипулированных данных о росте ВВП в размере 0,1% за каждый следующий квартал до тех пор, пока не настанет день светопреставления. Зомби Экономика может поддерживаться на плаву достаточно долго (взгляните на Японию), но такая экономика не является ни здоровой, ни предоставляющей равные возможности всем ее участникам. Эта экономика смертельно больна и полна фейковых нарративов и фейковой статистики.

Если мы перестанем считать зомби, то мы увидим, что экономика уже вошла в рецессию.

Опубликовано 14.08.2017 г.

Источник: Are We Already in Recession?

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *