Потребительское истощение

Когда люди употребляют слово катализатор, чтобы описать событие, имеющее потенциал стать той иголкой, которая проткнет пузырь на рынке, они обычно говорят о чем-то конкретном, неожиданном и ввергающим в шок. При описании подобного события зачастую используется термин “черный лебедь.” В реальности такое событие и вправду может перевернуть рынки и стать “катализатором” изменений настроений инвесторов, но настоящие катализаторы – это значимые проблемы экономики и завышенные валюации активов, о которых мы писали бесчисленное количество раз.

В настоящей статье мы расскажем о некоторых таких проблемах, которые могут стать катализаторами рыночных движений в ближайшие месяцы.

Долговое бремя

Долг выступает в роли регулятора экономического роста, и он является фокусом текущей опрометчивой бюджетной и монетарной политики. Не удивительно, что какую бы экономическую тему мы не исследовали, долг обычно занимает центральное место в нашем анализе. На графике внизу представлена траектория общего американского долга (черная линия) вплоть до марта 2017 года, а также произведена калькуляция параболической кривой (красная линия). Параболическая кривая построена на данных, начиная с 1951 года. С тех пор усредненный сложный процент, определяющий скорость квартального прироста американского долга, равен 1,82%. Если мы возьмем за точку отсчета декабрь 1951 года, когда общий долг был равен $434 млрд., и начнем увеличивать этот долг на 1,82% каждый квартал, то результаты наших вычислений будут представлены серой линией. Если общий долг будет расти по описанной параболе и впредь, то он превысит отметку $60 трлн. в первом квартале 2020 года, то есть через девять кварталов от сегодняшнего дня.

Многие экономисты указывают на стабильность затрат на обслуживание долга как на причину, почему следует игнорировать параболический долговой рост. Несмотря на увеличение долгового бремени снижающиеся процентные ставки выступают как балласт, позволяющий еще большую аккумуляцию долгов. Хотя этот принцип и работал в недавнем прошлом, теперешние близкие к нулевым процентные ставки препятствуют дальнейшей эксплуатации выгод от снижения затрат на обслуживание долгов. Очень важно иметь в виду, что социальные обязательства, демография и политическая динамика говорят за то, что, вероятно, рост долга продолжит расти ускоряющимися темпами и далее. Без дальнейшего снижения ставок стоимость обслуживания долга будет расти сообразно росту долгового бремени.

Мощь сложного процента, названного Альбертом Эйнштейном восьмым чудом света, может быть необыкновенно щедра, но иногда она бывает безжалостно требовательна. Если не рассчитывать всерьез на отрицательные процентные ставки, то затраты на обслуживание долгов станут невыносимыми к 2020 году. Однако, если траектория долгового роста замедлится, как это случилось в 2008 году, то последствия будут не менее болезненными. Другими словами, все дороги ведут к неприятностям.

Долговой рост, проиллюстрированный вверху, был важной частью потребительской машины Соединенных Штатов. Персональное потребление отвечает примерно за 70% прироста Валового Внутреннего Продукта. Приверженцы Нео-кейнсианства и Современной Монетарной Теории (MMT) утверждают, что те, кто беспокоятся о росте долга и о дефиците, просто не понимают дефицитного финансирования. Мы же беспокоимся потому, что знаем основы математики, которые позволят нам понять, где находится предел возможностей экономики США увеличивать свое долговое бремя.

Несмотря на игнорирование политиками этого вопроса, мы полагаем, что важно помнить о том, что по мере накопления долгов потребители начинают сталкиваться с трудностями их возврата, и в итоге запускается процесс делевериджа. Это означает, что домохозяйства теряют возможность поддерживать уровень жизни, к которому они привыкли. Неважно, будут ли долги возвращены или списаны, рост экономики начинает спотыкаться.

Розничные продажи

График внизу иллюстрирует компоненты розничных продаж в июле 2017 года. Розничные продажи измеряются в долларовом выражении, тогда как Индекс затрат на личное потребление показывает ценовые изменения потребительских товаров и услуг.

Как показано вверху, продажи автомобилей, продажи универсальных магазинов (промтовары) и продажи ресторанов составляют 45% от всех розничных продаж. Если какой-то из этих секторов начинает показывать признаки слабости, тогда другой сектор должен усилиться, чтобы компенсировать эту слабость. Если все эти три сектора начинают слабеть в одно и то же время, как это происходит сейчас, то можно утверждать, что потребление в экономике, вероятно, снижается. В прошлом такое снижение всегда выступало предвестником слабости экономики или даже рецессии.

Продажи автомобилей

Продажи легковых автомобилей и грузовиков помогли вывести экономику из рецессии в последние восемь лет. Подскок продаж, случившийся в последние годы, произошел не столько в результате прямых продаж, сколько из-за выгодных программ лизинга. Как показано внизу, продажи авто показали свои пики в конце 2016 года, а цены подержанных автомобилей снижались, начиная с 2014 года. Эти два фактора служат основанием для беспокойства относительно перспектив автомобильного сектора, вклад которого в экономический рост очень велик.

В результате широкого распространения лизинга количество подержанных автомобилей с истекшими сроками лизинговых договоров достигло 4 млн. штук в прошлом году, и, как ожидается, эта цифра вырастет на 11% в 2017 и в 2018 годах и достигнет 5 млн. штук к 2019 году. В результате на стоянках дилеров образовалось большое скопление подержанных автомобилей, а цены на них пошли на спад. Прогнозы цен подержанных автомобилей – это важная составляющая лизинговых финансов. Поскольку в следующие два с половиной года около 11-12 млн. подержанных авто попадут на рынок, сфера лизинга испытает серьезные проблемы.

На пике авто продаж в феврале 2016 года продажи лизинговых автомобилей составляли треть от продаж новых авто. Поскольку покупка автомобиля в лизинг будет становится все более дорогой, а предложение подержанных автомобилей будет только нарастать, то продажи новых автомобилей, вероятно, будут страдать еще больше.

В ответ на слабеющие продажи автомобилей дилеры снизили цены самым стремительным темпом с прошлой рецессии. Автомобильный сектор, который ответственен за 20% розничных продаж, является важным барометром состояния экономики.

Продажи универсальных магазинов

Трудности, с которыми в последние несколько месяцев столкнулись универсальные магазины, были очень хорошо освещены в прессе. Закрытие магазинов и уменьшение размера розничных сетей, как следствие слабости потребительского спроса, объяснялись наличием “Amazon-эффекта” и предпочтением потребителей совершать покупки онлайн. Но, как недавно заметил Evergreen/GaveKal, это не “Amazon-эффект,” а скорее “эффект расходов на здравоохранение,” поскольку среднестатистическая семья из четырех человек платит $26 000 по этой статье расходов. Еще одна причина не верить в “Amazon-эффект” заключается в том, что, хотя траффик в универсальных магазинах и снизился, все эти магазины имеют свои вебсайты, через которые потребители легко могут совершить нужные им покупки, точно также как они это делают через сайт Amazon. Согласно статистики Департамента Коммерции, за последние 12 месяцев розничные продажи оказались равны $4,9 трлн., их которых $402 млрд. или 8,2% были совершены онлайн. Общие продажи Amazon составили $150 млрд. или 3% от всех розничных продаж по стране. Нужно ли говорить, что история о том, что Amazon украл долю рынка у розничных сетей – это скорее выдумка.

Онлайн ритейлеры и впрямь осложняют жизнь универсальным магазинам, но разговоры о наступлении Amazon скорее призваны принизить остроту реальных проблем.

Стагнирующие доходы, растущие расходы на медицину и образование, а также обременительный груз долгов прошлых лет, все эти факторы стали причиной, почему у потребителей стало меньше денег, и почему у них пропало желание их тратить в универсальных магазинах. Более того, теперь их желание занимать больше, чтобы увеличить свои траты, также пропало. С января 2016 года продажи универсальных магазинов снижались в каждом месяце (год к году), за исключением двух месяцев. Продолжение этого тренда чревато серьезными последствиями для таких ритейлеров, как Macy’s и Nordstrom, а также для всего сектора коммерческой недвижимости.

Продажи ресторанов

Рестораны сталкиваются с теми же трудностями, что и ритейлеры. И эти трудности касаются всех сегментов ресторанной отрасли, за исключением ресторанов высокого класса. Продажи ресторанов снижались год к году все последние 17 месяцев.

Представленный ниже очищенный от инфляции график дает понять, насколько велики проблемы, с которыми столкнулся сектор. Вольф Рихтер из Wolfstreet.com скорректировал на инфляцию продажи ресторанов и выяснил, что их выручка по состоянию на июнь 2017 года превзошла рецессионные низы лишь на 22% и стагнировала все время, начиная с декабря 2015 года.

Не ходить в рестораны – это самый простой способ ужать семейный бюджет. Снижение продаж ресторанов лишь усугубляет неважное состояние потребительского сектора Америки.

Потребительский кредит – Рекордный уровень

Мы продолжаем получать свидетельства перегруженности потребителей долгом. Размер долгов по кредитным картам недавно достиг рекордных вершин на отметке $1,02 трлн., а общий потребительский кредит, включающий в себя кредиты на покупку авто и оплату обучения, но за исключением ипотечных кредитов, быстро приближается к отметке $4 трлн.

Президент Naroff Economic Advisors Джоэл Нарофф недавно высказался по поводу слабости американского потребителя: “Один из самых отчетливых индикаторов, указывающих на то, что домохозяйства тратят деньги с осторожностью, — это снижающиеся количество крупных покупок… домохозяйства поддерживают привычный стиль жизни за счет сокращения своих сбережений, и это, вероятно, является причиной уменьшения расходов на покупку промышленных товаров.”

Заключение

Рост публичного и частного долгов происходит быстрее, чем рост зарплат или рост экономики. Долг остается единственным важнейшим фактором в оценке перспектив американской экономики. Бизнес-цикл попал в очень большую зависимость от кредитного цикла, который был взят в заложники монетарной политикой. Большие заимствования ведут к большему экономическому росту в краткосрочной перспективе, но в конце концов музыка останавливается, поскольку долги нужно возвращать, и начинается болезненный процесс делевериджа.

Интервенции центральных банков неосмотрительно нарушили нормальный цикл, вероятно, продлив его. До тех пор, пока Федрезерв не научится, как удалить процесс принятия индивидуальных решений людьми из уравнения, резкие зигзаги в бизнес-циклах останутся характерной чертой экономической системы, какой бы изуродованной от дурной монетарной политики эта система не была. И теперь складывается впечатление, что потребители достигают точки максимальной аккумуляции долгов или потребительского истощения. Желание и возможность увеличивать кредитную нагрузку сокращаются, и это становится тормозом для потребительского сектора.

Наши оценки, касающиеся объема накопленных долгов, дополненные нашими наблюдениями происходящего на парковках автодилеров, универсальных магазинов и ресторанов дают основания полгать, что мы вплотную подошли к разворотной точке текущего кредитного цикла. Все это совсем не означает, что рецессия неизбежна, но если наши беспокойства имеют под собой почву, то вероятность экономического спада сильно возрастает, и этот экономический спад, скорее всего, станет катализатором разворота на рынках активов. Учитывая описанную динамику и текущие рыночные валюации, мы продолжаем призывать инвесторов к осторожности.

Опубликовано 06.09.2017 г.

Источник: Consumption Exhaustion

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *