Потом мы обернемся назад и ощутим смятение: Доходности европейских мусорных облигаций теперь меньше доходностей американских трежерис

Финансовые пузыри – это рождественские вечеринки для инвестиционного мира. Они начинаются медленно, поскольку сначала участники испытывают некую тревогу. Но эти вечерники заканчиваются неистовством, так как под конец инвесторы совершают поступки, которые в ретроспективе кажутся очень, очень глупыми.

Миллионы людей до сих пор не избавились от психологических шрамов от золота по $800 в 1980 году, от акций технологических компаний ценою в 1000 прибылей в 1999 году или от недвижимости Майами по $1000 за квадратный фут в 2006 году.

Сегодняшний пузырь причинит инвесторам похожие травмы. Между тем, в отличие от прошлых пузырей, которые касались определенных классов активов, этот пузырь настолько повсеместен, что похмелье после того, как он лопнет, окажется эпохальным и в смысле охвата, и в смысле последующего кумулятивного замешательства.

Сегодня мы поговорим о по-настоящему поразительной аномалии: доходности европейских мусорных бондов теперь меньше, чем доходности трежерис США.

Европейские мусорные бонды предлагают лишь 2%

(Financial Times) – Теперь высокодоходный долг не оправдывает своего названия, поскольку мягкая политика центрального банка исказила кредитные рынки. В этом году эмиссия высокодоходных европейских облигаций составила €82 млрд.

Индекс европейских мусорных облигаций, за которым наблюдает множество инвесторов, вот-вот впервые в истории пробьет сверху уровень в 2%, и это еще одно свидетельство того, насколько мягкая кредитная политика центрального банка исказила кредитные рынки.

Индекс высокодоходных европейских облигаций, рассчитываемый Bank of America Merrill Lynch, соскользнул к отметке 2,002% в четверг. Таким образом, наиболее известный бенчмарк европейского рынка мусорных облигаций оказался на рекордно низких значениях.

Потом мы обернемся назад и ощутим смятение: Доходности европейских мусорных облигаций теперь меньше доходностей американских трежерис

Этот индекс состоит из долгов, эмитируемых компаниями, чьи кредитные рейтинги не дотягивают до инвестиционного уровня. Доходность этого индекса была равна 6,4% еще в январе 2016 года, когда глобальные распродажи рискованных активов стали причиной значительного снижения спроса на высокодоходные европейские облигации.

Вскоре после этого, в марте 2016 года, Европейский Центральный Банк впервые заявил о своем намерении покупать корпоративные бонды с инвестиционным рейтингом в рамках программы количественного смягчения, и это заявление дало старт мощному ралли на европейских кредитных рынках.

С тех пор центральный банк скупил корпоративных облигаций на сумму более €100 млрд., в результате чего управляющие облигационными фондами, ранее вкладывающие средства в бонды с инвестиционным рейтингом, были вынуждены начать покупки облигаций с рейтингом “BB,” являющегося самым высоким в категории мусорных бондов. Эти “BB” бонды составляют три четверти Индекса европейских высокодоходных облигаций.

“И в самом деле облигации с рейтингом “BB” искажают индекс, особенно после последней встречи ЕЦБ,” сказал Дэвид Ньюмэн, глава подразделения высокодоходных глобальных облигаций в компании Allianz Global Investors. Хотя указанный индекс упал к самым низким значениям за всю историю, спред между доходностями правительственных бондов и доходностями мусорных облигаций все еще выше, чем во времена прошлого кредитного бума. Индекс предлагает на 240 базисных пунктов больше, чем дает правительственный долг, при этом в середине 2007 года этот спред был равен 178 базисным пунктам.

Индекс высокодоходных европейских облигаций с рейтингом “BB”, рассчитываемый Bank of America Merrill Lynch, предлагает спред с правительственными облигациями в размере 197 базисных пунктов. Мистер Ньюмэн говорит, что его анализ показывает, что так называемая “премия за неликвидность,” которую инвесторы требует в обмен на покупку более рискованных высокодоходных бумаг, исторически составляет около 300 базисных пунктов. “Таким образом, текущий спред между доходностями правительственных облигаций и доходностями облигаций с рейтингом “BB” не компенсирует премию за неликвидность, не говоря уже про возможные дефолты,” говорит Мистер Ньюмэн. “Для ошибки нет места.”

Коллапс доходностей подтолкнул европейские компании к рекордной эмиссии высокодоходных облигаций. Так, например, итальянская телекоммуникационная группа Wind Tre на прошлой неделе продала на рынке самый большой объем мусорных бондов за всю историю.

По словам кредитных аналитиков JPMorgan, в этом году эмиссия высокодоходных европейских облигаций составила €82 млрд. И эта цифра приближается к рекордным значениям этого показателя в €84 млрд., который был зафиксирован за полный 2014 год. Аналитики отмечают, что чистое предложение облигаций “все еще подавлено,” поскольку компании, погрязшие в долгах, предпочитали заменять свои бонды банковскими кредитами.

Многие инвесторы тревожатся, что сквиз чистого предложения бондов приводит к чрезмерному принятию риска, и это было особенно заметно, когда ряд компаний-ритейлеров, в прошлом считавшихся проблемными, недавно размещали на рынке свои облигации. “Мы готовы к тому, что в любой из дней индекс пробьет уровень в 2%,” сказал один кредитный аналитик. “Сложно быть медведем на этом рынке, и к сожалению, люди получают вознаграждение за длинное позиционирование в самых рискованных облигациях.”

В этой статье приводится такое невообразимо большое количество ужасающих фактов и статистических данных, что сложно решить, с чего стоит начать.

Но главная тема этой заметки – финансовые эксцессы, которые в первую очередь сформированы правительствами, которые назанимали так много, что могут продолжать функционировать, только если деньги остаются бесплатными.

Поэтому они вынуждены придавливать процентные ставки, наводняя систему вновь созданными деньгами, которые в итоге должны искать себе применение. Каждый управляющий капиталами должен достигать целей по доходности, чтобы пенсионеры имели возможность получать средства на жизнь, в результате чего капиталы ссужаются высокорискованным ненадежным компаниям.

И тогда эти компании – обладающие скверными балансами и анемичными денежными потоками – дают неудачникам, то чего они хотят: неограниченные объемы нового долга.

Итоговый результат: с каждым днем леверидж в обществе прирастает, и классическая Австрийская Школа называет происходящие экономической оргией финансов Понци.

Мы же вернемся к метафоре, предложенной в начале этой заметки: происходящее – это последний час вечеринки, когда доступ к бару становится свободным.

Опубликовано 05.11.2017 г.

Источник: We’ll Look Back At This And Cringe, Part 1: European Junk Bonds Yield Less Than US Treasuries

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *