Билл Гросс: “Финансовая система в том виде, в каком мы ее знаем, возможно, подвергается риску”

В своем последнем ежемесячном инвестиционном обзоре Билл Гросс из Janus Henderson совершил путешествие на темную сторону монетарных махинаций и проанализировал сигналы (кредитного рынка, кривых доходности и Биткоина), чтобы понять, как долго этот “танец” может продолжаться до тех, пока “система не сломается”.

Билл Гросс: “Финансовая система в том виде, в каком мы ее знаем, возможно, подвергается риску”

1.В периоды, предварявшие прошлые рыночные вершины (1987, 2000, 2007 и т. д.), управляющие активами имели возможность частично “застраховать” свои рисковые активы, приобретая трежерис, цена которых вырастала, когда Федрезерв снижал процентные ставки. Сегодня возможности такой “страховки” ограничены в виду нахождения этих процентных ставок на очень низких уровнях.

Следовательно, рисковые активы имеют менее “страхуемую” левую часть хвостового риска, а значит им должны соответствовать более высокие премии за риск. В случае возникновения кризиса из-за политических ошибок, геополитических шоков или других непредвиденных рисков, возможность защитить капитал будет ограниченной по сравнению с прошлыми эпизодами. Это в свою очередь дает основания полагать, что Федрезерв будет более осторожном и более мягким, чем он был бы при прочих условиях.

До Кейнса экономисты смотрели на “смоделированные” экономики, а также на экономики “в реальном времени” как на самобалансирующиеся, в которых, однако, могут возникнуть дисбалансы в результате внешних шоков, таких как увеличение цен на нефть. Иногда теория рассматривала финансы и кредит как источник таких потенциальных шоков, но такое случалось нечасто.

Но затем Хайман Мински изменил взгляд экономистов на мир, сформулировав понятие финансовой стабильности, которая обуславливает рост левериджа и в конечном итоге приводит к нестабильности. Он предупредил экономистов о том, что экономика — это хрупкий баланс между производством и финансами. И производство, и финансы должны также быть сбалансированы внутри, а затем должно быть сбалансировано и взаимодействие между ними.

2.Создание кредита начинается на уровне центрального банка, но в реальности кредитная экспансия главным образом расширяется в банковской системе, построенной на принципах частичного резервирования, а также в теневой банковской системе, которая почти совсем не создает резервов.

Эта модель позволяет использовать значительный леверидж и может чрезмерно завышать цены активов с рейтингом AAA, после чего она расширятся вовне до тех пор, пока не достигает периферии финансовых рынков. В тот момент или даже раньше кредит обычно просачивается в реальную экономику через покупки реальных активов, основных средств, товаров и других факторов производства. Именно этот процесс стал рабочей моделью капитализма 20-го и 21-го веков — системы, успех которой в конечном счете зависит от цен активов.

Однако эта модель зависит от левериджа и — 1) уровень долгов, 2) доступность кредита и 3) стоимость левериджа – это критически важные переменные, от которых зависит успех. Когда один или несколько из этих факторов ухудшаются, вероятность успеха модели уменьшается и ее стабильность снижается.

3.Вся наша система, основанная на финансировании – завязанная на банки и управляемая ими же — основана на керри и способности инвесторов его зарабатывать.

Когда ценообразование кредита происходит таким образом, что керри уже больше не может быть прибыльным (или, по крайней мере, не приводит к росту прибыли) в условиях приемлемого отношения леверидж/риск, тогда система стопорится или, возможно, даже идет на дно. Однако до этого момента (или раньше) инвесторы должны иметь приемлемый уровень керри, который находится выше определенных значений. Керри не обязательно должен быть завязан на кредит — он может быть завязан на дюрацию, кривую доходности, волатильность, акции или даже валюту.

Но инвесторы должны уйти с рынка до того момента, когда случится слом самой системы. Определение тайминга этого выхода, очевидно, затруднено и опасно, но оно критически важно для того, чтобы выжить в новую эпоху. Возможно, мы приближаемся к такому поворотному пункту, поэтому вам следует инвестировать более осторожно.

4.Деньги/кэш отличаются от кредита.

Высококачественный кредит иногда может занимать место денег, когда его ликвидность, предполагаемая прибыль и безопасность капитала допускают такую замену.

Когда вероятность дефолта увеличивается и/или реальная доходность кредита или ликвидности уменьшается, в результате чего кредиторы переводят свои капиталы в классические “деньги” (кэш, золото, биткоин), тогда финансовая система, в том виде, в каком мы ее знаем, может подвергнуться риску (страховые компании, банки, взаимные инвестиционные фонды и т. д.), поскольку кредит сжимается, создавая проблемы с ликвидностью.

5.Кто-то недавно спросил меня, что произойдет, если Федрезерв скажет Казначейству, что он просто уничтожил принадлежащие ему трежерис и ипотечные бумаги на $4 трлн.

Я ответил, что это то, что они на самом деле и делают. “Просто заплатите нам процент”, — говорит Федрезерв, “и, кстати, мы перечислим назад все уплаченные вами проценты в конце года.”

Деньги за просто так — Казначейство выпускает долг за бесплатно. Нет необходимости погашать долг, если он не создает инфляцию. На данный момент он действительно не создает инфляцию. Вероятно, позже.

Удачного декабря.

Будьте осторожны в 2018 году.

Опубликовано 07.12.2017 г.

Источник: Bill Gross: «The Financial System As We Know It Can Be At Risk»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Билл Гросс: “Финансовая система в том виде, в каком мы ее знаем, возможно, подвергается риску” обновлено: Декабрь 8, 2017 автором: Тайлер Дерден

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *