Вопрос для каждого инвестора

Недавно наш подписчик задал следующий вопрос:

“Если на рынках акций или облигаций случится коррекция, центральные банки начнут покупать акции за напечатанные деньги, как это делает теперь японский центральный банк. Состоится ли когда-нибудь вытряска мусора из системы? Я теряю всякую уверенность.” – Рон Х.

Вопросы, подобные тому, что задал Рон, предполагающие, что в настоящее время происходит разложение капитализма и свободных рынков, должны вызывать беспокойство всех инвесторов, каких бы взглядов на будущее рынка они не придерживались — бычьих, медвежьих или агностических. Что может помешать центральному банку манипулировать ценами активов? Когда они пересекают линию от незначительных манипуляций до абсолютного контроля над ценами? К сожалению, конкретных ответов на эти вопросы нет, но есть подсказки.

Монетарная политика, проводимая глобальными центральными банками после финансового кризиса, была более агрессивной, чем когда-либо в современной финансовой истории. За последние десять лет шесть крупнейших центральных банков напечатали беспрецедентные суммы денег, чтобы купить финансовые активы на сумму примерно в $14 трлн., как показано ниже. До финансового кризиса 2008 года единственным центральным банком, печатающим деньги без каких-либо последствий, был Народный банк Китая.

В целом, цели центральных банков ограничиваются тремя пунктами:

  • Расширение денежной массы и обеспечение дальнейшего роста долгов, что к сожалению, стало жизненно важным процессом для большинства развитых стран.
  • Дальнейшее возвышение цен финансовых активов для создания эффекта богатства. Этот миф основан на вере в то, что более высокие цены финансовых активов приводят к большему экономическому росту, поскольку богатство распространяется к массам.

“И более высокие цены акций увеличат потребительское благосостояние и повысят доверие, которое также сможет стимулировать расходы. Увеличение расходов приведет к более высоким доходам и прибылям, которые, образовав благотворный цикл, будут и далее поддерживать экономическую экспансию”. — Бен Бернанке Washington Post 11.04.2010 г.

  • Ну и наконец, создание инфляции, чтобы помочь уменьшить долговое бремя.

Программа QE снизила процентные ставки и уменьшила расходы всех должников. Одновременно она повысила объем непогашенных долгов. С 2008 года эффект QE проявился в том, что глобальная долговая нагрузка выросла в номинале и в процентном отношении к экономическому росту. Долговая нагрузка стала еще более обременительной.

Эффект богатства чувствует лишь незначительное меньшинство населения, при этом совсем небольшие выгоды, если таковые вообще имеются, достаются большинству населения. Версия добродетельного цикла Бернанке, как было подчеркнуто выше, не принесет вам никакой добродетели, если вы не входите в 5-10% самых богатых домохозяйств.

С 2008 года инфляция была низкой, и дефляция продолжает оставаться главной проблемой большинства центральных банков. Поскольку программа QE во всех случаях фокусировалась на ценах финансовых активов, а не на ценах повседневных товаров и услуг, инфляция, которую они так отчаянно ждали, не пришла.

Обобщая наши взгляды, скажем, что в значительной степени неэффективная монетарная политика приносит мало экономических выгод. Федрезерв увеличивает долговое бремя и способствует развитию социально дестабилизирующих тенденций. Хуже того, эта политика имеет последствия, которым еще только предстоит проявить себя. Одна из наших проблем, которая расписывается как благо, — это масштабное искажение цен финансовых активов, случившееся во всем мире. Взгляните на приведенные ниже факты и поразмыслите, устойчивы ли они:

  • Текущие американские доходности являются одними из самых низких, начиная с 1776 года
  • Валюации американских акций выросли к уровням, которые редко наблюдались в истории, и за которыми всегда следовали масштабные крахи
  • Более $9 трлн. суверенных бондов многих европейских стран и Японии несут отрицательную доходность
  • Доходности европейского мусорного долга меньше доходностей американских трежерис
  • Veolia, французская компания с рейтингом BBB, недавно эмитировала трехлетние облигации с доходностью -0,026%
  • Доходности трехлетних облигаций правительства Италии равны -0,337% несмотря на то, что эта страна занимает третью строчку среди развитых стран по показателю долг/ВВП, который достиг отметки 132%
  • Аргентина, страна, шесть раз объявлявшая дефолт за последние 100 лет, выпустила столетние облигации на сумму $2,75 млрд. с доходностью в жалкие 8%
  • Банк Японии владеет 75% всех японских ETF
  • Национальный Банк Швейцарии владеет 19,2 млн. акций Apple, что эквивалентно 3% всех акций компании. На балансе этого банка числятся акции американских компаний на сумму $84 млрд.

Да, Рон, руководители центральных банков явно пересекли границу между свободными рынками и рынками, контролируемыми правительством. Чтобы ответить на ваш вопрос о “вытрясывании”, мы должны подождать, когда наступит неминуемый день, и цены активов окажутся в свободном падении. Когда это случится, мы узнаем всю степень их поддержки, и насколько далеко они пересекли линию. Нам хотелось бы думать, что центральные банки готовы терпеть кратковременную боль в такой ситуации и позволить естественному экономическому циклу и ценам активов идти своим чередом. Реальность, однако, заключается в том, что характер их действий в посткризисную эпоху доказывает, что они вряд ли ослабят свою хватку. Поскольку власть и полномочия Федрезерва обеспечиваются Конгрессом США, для карьеристских политиков не представляется возможным побуждать к действиям, которые могут быть болезненными в краткосрочной, но очень выгодными в долгосрочной перспективе.

Такое предположение находит подтверждение в октябрьских минутках Федерального Резерва и словах недавно назначенного председателя Феда Джерома Пауэлла. Минутки Федрезерва:

“В свете возвышенных валюаций активов и низкой волатильности на финансовых рынках несколько участников выразили озабоченность по поводу возможного нарастания финансовых дисбалансов.” Далее: “Они обеспокоены тем, что резкое изменение цен активов может нанести ущерб экономике.” Джером Пауэлл в подготовленных комментариях для Конгресса заявил: “(Федрезерв) ответит силой на угрозы национальной стабильности.”

Сложив два и два, несложно понять, что Федрезерв не допустит падения цен активов и “разрушительных последствий”, которые могли бы наступить в результате этого падения.

Рон, хотя мы не можем точно ответить на ваш вопрос, мы почти уверены в том, что влияние Федрезерва и других центральных банков на рынки со временем будет только возрастать, поскольку они продолжают углублять долговые и экономические проблемы, которые они же и помогли создать. Естественно, следующий вопрос для рассмотрения — в какой степени рынки могут быть больше, чем Федрезерв? Но эта статья для другого раза.

Опубликовано 13.12.2017 г.

Источник: A Question for Every Investor

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Вопрос для каждого инвестора обновлено: Декабрь 14, 2017 автором: Майкл Лебовитц

Комментариев: 4

  1. Анатоль
    14.12.2017 09:16

    Отлична статья!! Рекомендую

  2. Цыган
    14.12.2017 10:18

    Для меня, того вопроса что в статье , не существует в принципе! Когда имеешь золото такие вопросы не возникают , ибо пох на эту виртуальную возьню когда это срам обрушится ниче страшного не произойдет тк это голимый виртуал и никак не влияет на реальные физические процессы просто исчезнут нули в компах и те кто считал себя миллионэром подотрутся и пойдут нах. Золото вернут на пьедестал , все встанет на круги своя, многим придется , чтобы пожрать найти работу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *