“Руководители центральных банков вот-вот потеряют контроль?” — спрашивает WSJ, и Citi отвечает на этот вопрос

В статье, опубликованной сегодня в Wall Street Journal, которая первоначально носила название “Руководители центральных банков вот-вот потеряют контроль?”, но после процедуры похлопывания по плечу была переименована в гораздо более нейтральное “Могут ли центральные банки сохранять контроль над процентными ставками?”, ее автор Джон Синдрю обращает свой взор на нынешнее сбалансированное состояние рынков, на которых глобальный рост “скоординирован и широко распространен”, но инфляция по-прежнему отсутствует, что мешает центральным банкам быстро повышать ставки, в результате чего “находящиеся в приподнятом настроении инвесторы” терзаются вопросом “не случится ли так, что процентные ставки заживут своей собственной жизнью?”

Ответ на этот вопрос также является ответом и на вопрос, который был изначально задан WSJ: а что, если руководители центральных банков вот-вот потеряют контроль после почти десяти лет искусственного подавления волатильности на рынках и создания условий для инфляции цен активов на фоне избыточной ликвидности в сумме $15 трлн. WSJ хочет получить ответ на заданный вопрос также и потому, что на прошлой неделе Blackrock выпустил отчет, озаглавленный “Что на самом деле стоит за низкими процентными ставками”, в котором данная тематика также была затронута.

Для тех, кто слишком занят, чтобы тратить время на изучение семантического определения процентных ставок и их технических компонентов, будь то точка безубыточности или премия за срочность, скажем, что в конечном счете стоимость денег сводится к одной вещи: скорректированной на инфляцию альтернативной стоимости владения одним активом относительно стоимости владения другим активом. Именно поэтому глобальные центральные банки, расталкивая друг друга локтями, в течение большей части последних десяти лет пытались выдавить процентные ставки как можно ниже, чтобы вынудить инвесторов покупать рисковые активы или, как пишет сам WSJ, “проиндексированные на инфляцию —  или “реальные” – ставки выдавили деньги в рисковые активы, потому что инвесторы получают совсем небольшую дополнительную покупательную способность своих средств, размещая их в более безопасных ценных бумагах”. Здесь WSJ ссылается на отчет BlackRock, в котором утверждается, что “придавленные реальные ставки были основным драйвером роста рынков глобальных инфраструктурных и корпоративных долгов с инвестиционным рейтингом, состоявшегося в 2017 году. Эти ставки также стали причиной роста золота и недвижимости, которые, пусть и не платят купонов, но и не теряют свою стоимость в условиях роста инфляции.”

И тут возникает проблема: реальные ставки зачастую двигаются вслед за политикой центрального банка, но это происходит не всегда. В 1970-е годы убегающая инфляция выдавливала реальные ставки вниз, даже когда Федрезерв и другие центральные банки повышали свои номинальные ставки.

Такие непараллельные движения также объясняют, почему кривая доходности всегда неизбежно инвертируется, когда центральные банки начинают повышать ставки. Тем не менее, по крайней мере, в краткосрочные периоды времени центральные банки оказывают несоразмерное искажающее воздействие на реальные доходности. Так, например, в настоящее время доходности 10-летних казначейских облигаций, завязанных на инфляцию, составляют около 0,5%. До финансового кризиса 2008 года эти доходности колебались вокруг отметки 2%. После того, как Федрезерв начал свою невиданную доселе программу монетарных стимулов, указанные доходности достигли рекордного минимума на отметке минус 0,87% в 2013 году. Как пишет WSJ, многие аналитики и инвесторы считают это признаком того, что либо “регуляторы имеют сильный контроль над реальными ставками”, либо они просто наводняют систему таким количеством ликвидности, что действия одного центрального банка оказывают влияние на другие центральные банки, а также на то, какие ценные бумаги они в конечном итоге скупают.

Другая проблема: в конечном итоге даже самые манипулируемые рынки учатся оценивать стимулы и вмешательство центрального банка:

“классическая экономическая теория гласит, что центральные банки могут влиять на ставки только сначала, поскольку люди в конечном итоге начинают смотреть сквозь их вмешательство. Поэтому, если официальная политика не будет соответствовать долгосрочным экономическим трендам, — как председатель Федрезерва Джанет Йеллен и управляющий Банком Англии Марк Карни оправдывали низкие ставки в последние годы — последуют инфляция или дефляция.

Согласно этой точке зрения, ставки настолько низки, потому что люди вынуждены много сберегать, и эти сэкономленные средства доступны для инвестирования, в результате чего стоимость заимствований снижается.”

Ах да, опять этот “Великий конандрум” Гринспена или так называемый глобальный избыток сбережений – ошибочный тогда, ошибочный сейчас и ошибочный навсегда — но который позволяет автору статьи коснуться темы сбережений.

Здесь Синдрю вновь упоминает Blackrock, который на прошлой неделе решил, что достаточное количество сегодняшних 20-летних программистов-разработчиков торговых алгоритмов и управляющих активами никогда раньше не слышали о “избытке сбережений”, а значит появилась возможность снова вытащить на свет эту якобы заслуживающую доверия экономическую теорию.

Некоторые управляющие активами и аналитики теперь предупреждают, что ситуация вот-вот изменится, независимо от того, будут ли центральные банки придерживаться мягкой политики или нет. Рассматривая долю населения в возрасте от 35 до 64 лет, когда люди делают самые большие сбережения, исследовательская компания Gavekal прогнозирует, что реальные ставки скоро вырастут, поскольку люди, уходящие на пенсию, будут тратить свои сбережения, тем самым подрывая рост фондовых рынков. “Это может случиться завтра или через 10 лет, но я бы не стал рассчитывать на последнее”, — сказал аналитик Gavekal Уилл Деньер. J.P. Morgan Asset Management утверждает, что старение населения уже начинает давить на ставки вверх, что означает, что 10-летняя реальная доходность вырастет на 0,75 процентных пунктов в течение следующих десяти лет.

Что ж, если эта теория верна, то лучше поспешить: как мы показали на прошлой неделе, уровень личных сбережений в США упал ниже отметки 3% впервые с 2008 года и быстро приближается к самым низким значениям за всю историю США…

… и американцы теперь вынуждены полностью полагаться на свои кредитные карты.

У других инвесторов возникает другая проблема: как отмечает WSJ, “они опасаются, что доходности останутся низкими, даже если центральные банки попытаются ужесточить политику, потому что, с их точки зрения, может наступить рецессия. В этом году Федрезерв трижды повысил ставки, но доходности и у номинальных, и у защищенных от инфляции долгосрочных государственных облигаций остались неизменными или уменьшились, напомнив об аналогичных проблемах, возникших в 2005 году, когда Федрезерв возглавлял Алан Гринспен.”

Именно эта тревога и озвучивается, когда разговор касается уплощающейся кривой доходности: кривая доходности сейчас самая плоская с 2007 года, и многие инвесторы подчеркивают, что прежде такая динамика кривой всегда предшествовала экономическому спаду в США. “Если не будет доказательств, что это ложный сигнал, то я думаю, что рынок будет нервозным”, — сказал Дэвид Райли, кредитный стратег BlueBay Asset Management, который сейчас инвестирует более осторожно.

Однако другие институты, такие как Банк Международных Расчетов, имеют совсем другую теорию. “В исследованиях, касающихся 18 стран с 1870 года, БМР не обнаружил четкой связи между ставками и такими факторами как демография и производительность труда. Ставки главным образом зависят от политики центрального банка”. И именно отсюда начинается самое интересное:

Означает ли это, что инвесторы могут расслабиться, потому что ставки не будут расти? Не совсем так, сказал глава экономического и монетарного департамента БМР Клаудио Борио, потому что чиновники из центробанков могут все еще повысить их, чтобы сдержать рыночный оптимизм. По мнению аналитиков, центральные банки Канады, Швеции, Норвегии и Таиланда думают именно об этом.

Если центральные банки контролируют реальные ставки, то тогда инфляция живет своей собственной жизнью — и это не просто реакция на то, что регуляторы отклоняются от экономических трендов, — и это может объяснить, почему центральные банки так и не сумели вызвать ее в течение многих лет. Таким образом, регуляторы вполне могут повысить ставки, чтобы избавиться от пузырей, а не чтобы “произвести тонкую настройку инфляции”, — сказал Мистер Борио.

Тем не менее глобальный стратег BlackRock Изабель Матеос Илаго полагает, что инвесторам не придется об этом беспокоиться. “Разговор идет в таком ключе, но я не думаю, что у центральных банков есть полностью артикулированное мнение”, — сказала она.

Что, конечно, приводит нас к исходному вопросу: центральные банки могут иметь, а могут и не иметь представление о будущем своей политики, но что, если они потеряли контроль над рынками? И хотя очевидно, что WSJ, Blackrock и прочие профессионалы из финансовой отрасли, чьи доходы зависят от сохранения мифа о том, что центральные банки все держат под своим контролем, отрицательно ответили бы на этот риторический вопрос, однако признание кредитной команды из Citi, сделанное в прошлом месяце, вызывает особое беспокойство. Напомним, что сказал в конце ноября Ханс Лорензен из Citi:

В контексте самоусиливающегося, переполненного инвесторами рынка, поворотная точка, в которой маржинальному инвестору становится безразлично, увеличивает ли он свои вложения в рисковые активы или он остается в кэше, меняет свое местонахождение. Но когда толпа неожиданно разворачивает направление своего движения, случается резкий нелинейный сдвиг цен активов. Это проблема стоит не только перед нами, пытающимися предугадать будущую динамику рынка, но и перед руководителями центральных банков, которые хотят устранить политику аккомодации в правильном темпе, не вызывав цепной реакции. Этот момент особенно важен потому, что, чем дольше имеет место текущая динамика рынка, тем больший объем энергии будет в конечном итоге выпущен на свободу. Похоже, у некоторых руководителей центральных банков – у тех, с кем мы говорили недавно — растет страх. Как мы поняли, они также несколько сбиты с толку из-за отсутствия волатильности и обеспокоены отсутствием реакции рынков на негативные заголовки.

Перевод: будучи спрошенными по поводу потери контроля “некоторые” руководители центрального банка — по крайней мере в частном порядке – скажут “да”, они действительно потеряли контроль. Это плохая новость для тех, кто надеется, что большой рефляционный эксперимент будет проходить в контролируемом русле, потому что все происходящее было ничем иным, как одной огромной аферой, в которой добровольно приняли участие инвесторы, пока все шло вверх, ну а теперь все идет к тому, что все полетит к чертовой матери, поскольку официально объявлено, что процесс развернулся в обратную сторону.

Опубликовано 26.12.2017 г.

Источник: «Are Central Bankers About To Lose Control?» The WSJ Asks And Citi Answers

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

“Руководители центральных банков вот-вот потеряют контроль?” — спрашивает WSJ, и Citi отвечает на этот вопрос обновлено: Декабрь 27, 2017 автором: Тайлер Дерден

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *