Что это за рыночная резня?

Падающие рынки, как и растущие рынки, восхищают своим очарованием. Шок и трепет, которые испытывают инвесторы, наблюдая, как индекс Dow Jones Industrial Average (DJIA) теряет 1000 пунктов, — это, действительно, захватывающее зрелище. Есть много причин наслаждаться этим. Сегодня мы поделимся несколькими.

Начнем с того, что потеря денег на падающем в течение многих дней рынке — это вовсе не забава. Мы предпочли бы, чтобы наши зубы сверлил дантист. Тем не менее, у быстрых распродаж есть много положительных качеств.

Например, дни, следующие за коррекцией рынков, — это дни искупления и восстановления. Подобно молитве святого Франциска Ассизского, рост DJIA на 567 пунктов, случившийся во вторник, принес надежду туда, где было отчаяние, свет туда, где была темнота, и радость туда, где была печаль. Президент Трамп даже признал, что его власть над фондовым рынком не всесильна.

С практической точки зрения, рыночная коррекция напоминает нам о том, что мы живем в мире, который взыскателен и справедлив, и что он далек от сфабрикованной фантазии. Резня на рынке акций показывает, что приверженцы центрального планирования еще не полностью разрушили финансовые рынки. Рынки все еще ходят и вверх, и вниз. Эта важная деталь всегда забывается в самое неподходящее время.

Рыночная резня также говорит нам о том, что на действия Федрезерва существует реакция. Усилия Федрезерва, направленные на повышение ставок и на количественное ужесточение, имеют последствия. После накачки акций и кредитных рынков, осуществлявшейся в последние десять лет, они теперь преднамеренно сдувают их. Что это за такая тонкая и ненужная игра, в которую играют центральные банки?

Больные рынки

Приверженцы центрального планирования неустанно стремятся контролировать и совершенствовать будущее, еще до того, как оно наступит. Но как они потом узнают, что то будущее окажется лучшим? Неужели более высокие цены акций сделают это будущее более светлым? А может будущему поможет более низкий уровень безработицы? Но самое главное, как они могут знать, что нужно сделать, чтобы реализовать задуманное?

Пот на лбу руководителя центрального банка – это плата за то, чтобы сделать будущее для коммерческих банков предсказуемо мягким. Таким образом, они смогут делать деньги, заимствуя на короткий срок и выдавая долгосрочные кредиты. Попытка укротить кредитные рынки — это один из способов достижения этих целей. Но все эти усилия тщетны и разрушительны.

Возможно, они могут продлить фазу роста в бизнес-цикле. Но, делая это, они поощряют массовое принятие плохих решений, в том числе осуществление неэффективных инвестиций, финансируемых за счет огромных долгов, которые накапливаются по всему ландшафту до тех пор, пока мир не оказывается на краю пропасти.

Они не могут принять тот факт, что будущее всегда затуманено неопределенностью. Никто не знает, что принесет нам завтра. Это универсальный факт человеческой цивилизации. Попытки контролировать будущее способами, которые противоречат естеству, приводят к искажениям рынка и искривлению экономики.

История этого девятилетнего бычьего рынка — это история экстремального вмешательства центральных банков в рынки. Федеральный Резерв, Европейский Центральный Банк, Банк Японии и Народный банк Китая — все они совершили бесчисленные непристойные поступки в своих попытках улучшить будущее. Некоторые центральные банки, такие как Банк Японии, фактически печатают деньги и используют их для покупки акций.

Так что же, все эти экстремальные монетарные интервенции привели к появлению здорового свободно функционирующего рынка? Или случилось нечто противоположное? Здесь мы в качестве назидания обратимся к философу доктору Даниэлю Клауду и его работе “Лилия”:

“Планируемые рынки — это больные рынки, рынки, которые всегда находятся в кризисе, потому что их самая важная социальная функция — облегчение выбора между пулами капитала, находящимися в процессе конкуренции, которая и определяет, какой способ делать вещи в реальном мире лучше всего на практике, и которая отделяет реальных создателей капитала от дураков — были разрушены неуклюжим вмешательством планировщиков. Когда государство пытается планировать рынок, оно должно попытаться превратить умных первопроходцев в пустоголовых леммингов, которые пойдут туда, куда их поведут; но тогда они становятся непригодными в своей прежней функции принятия хороших рисков”.

Что это за рыночная резня?

Бардак на рынке, случившийся на этой неделе, показал, как попытки Федрезерва по планированию финансовых рынков обусловили появление большого количества пустоголовых леммингов. Эти лемминги узрели мираж предсказуемо блаженного мира, который возник в результате больших притоков центробанковской ликвидности, и они экстраполировали этот мираж в будущее. Вознаграждения, которые они получали в течение нескольких лет за принятие плохих решений, лишь подтвердили их искаженное восприятие рынка.

Несколько месяцев назад, в статье под названием “Полное руководство для идиота для того, чтобы оставаться идиотом”, мы предложили простой план действий, который включал три образчика наиболее идиотского поведения. Один из таких вариантов идиотского поведения, который мы упомянули, — это короткое позиционирование в CBOE Volatility Index (VIX), когда тот чуть-чуть возвышался над отметкой 10 пунктов. В понедельник, после долгих лет бессмысленного успеха этой стратегии, короткие позиции в VIX дезинтегрировались в захватывающей манере.

Один из розничных продуктов, предназначенный для возможности встать в короткую позицию по VIX, Краткосрочная биржевая нота VelocityShares Daily Inverse VIX (с когда-то казавшимся остроумным тикером XIV), упала примерно на 85% после закрытия торговой сессии в понедельник. Согласно Credit Suisse, XIV будет закрыт 20 февраля этого года.

Более широко взглянув на произошедшее, мы видим, что ситуация резко изменилась, поскольку индекс DJIA лишь 26 января взобрался на рекордную вершину на отметке 26,616 пунктов — всего лишь две недели назад. С тех пор DJIA потерял более чем 10%, и теперь внезапно мир, кажется, стал менее уверенным в своем будущем. Инвесторы на рынке акций выглядят растерянными. Волатильность вернулась из мертвых. Доходности 10-летних казначейских облигации превысили отметку 2,85%. Рост ВВП может оказаться не столь сильным, как рекламируется.

Также неясным остается и то, что это была за рыночная резня. Является ли она повторением событий с середины 2015 года и до начала 2016 года, когда индекс DJIA, упав на 12%, быстро возобновлял свой восходящий тренд? Или это эпизод, стартовавший с конца 2007 года и закончившийся в начале 2009 года, когда индекс DJIA упал на 50%, и это падение совпало по времени с темными днями Великой рецессии?

Другими словами, это обычная коррекция на рынке акций? Или это начало жестокого медвежьего рынка, который выпотрошит портфели инвесторов и пустит по миру инвестиционные фонды?

Честно говоря, пока еще рано выносить вердикт. Возможно, нам придется подождать шесть месяцев, чтобы дать правильный ответ. Но уж если вчерашняя паника на что-то и указывает, то лишь на то, что вероятность последнего сценария значительно выше.

Опубликовано 09.02.2018 г.

Источник: What Kind of Stock Market Purge Is This?

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Что это за рыночная резня? обновлено: Февраль 10, 2018 автором: МН Гордон

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *