Citi задает интереснейший вопрос: мы все знаем, чем это закончится, так почему мы так медленно закладываем это в цену активов?

Сегодня мы уже показывали, что в 9-ю годовщину так называемого “бычьего рынка” баланс глобальных центральных банков превысил 40% мирового ВВП, увеличившись до $21 трлн. Это само по себе должно объяснить, почему “самый ненавистный бычий рынок” всех времен вообще не является бычьим рынком, поскольку события, происходящие на нем, – это не что иное, как последствия самого большого эксперимента за всю историю в деле центрального планирования.

Тем не менее время этого беспрецедентного монетарного эксперимента подходит к концу, поскольку мы наконец-то приближаемся к тому моменту, когда подпорки, поддерживающие рынки, установленные центральными банками (ЕЦБ и Банк Японии все еще покупают огромное количество облигации и акций ежемесячно), сломаются вследствие растущего дефицита подходящих залогов, и гравитация окончательно восстановит свой контроль над сюрреалистичным рыночным трендом.

Однако дело не только в центральных банках: добавьте сюда также одну страну, которая сумела устыдить глобальных монетарных регуляторов, вкачав в глобальную финансовую систему беспрецедентную сумму долга. И речь, конечно же, идет о Китае.

Соответственно, эта закачка средств в рынки центральными банками и стала главной темой последней презентации Мэтта Кинга, в которой кредитный стратег Citi еще раз повторяет свой тезис, что “имеет значение поток, а не существующий размер”, и вновь предупреждает о том, что “оба ведущих глобальных маржинальных покупателя начали отступление”. Он имеет в виду центральные банки и Китай, два крупнейших в мире манипулятора рынка, ставших главными виновниками масштабной мисаллокации капитала в мире.

Все это мы давно знаем, и это именно та проблема, которая стала постоянным источником путаницы для одного из самых ярких умов Citigroup за последнее десятилетие. Как Мэтт Кинг пишет в примечании к слайду, озаглавленному “≠ дисконтированный”, “мы знаем, что делают центральные банки, так почему мы так медленно закладываем это в цену активов”, особенно когда маржинальный покупатель – центральные банки – этот тот, кто устанавливает цены, и этот маржинальный покупатель исчезнет к этому времени в следующем году?

Перевод: мы все знаем, чем все это закончится, и когда мы, наконец, признаем это?

В двух диаграммах ниже указано, как глобальные фондовые и облигационные рынки движутся по направлению к своему краху в результате замедления покупок центральных банков.

Кинг уже рассуждал на тему этого парадокса в июле прошлого года, когда он предположил, что не только рынки утратили способность дисконтировать будущие новости, но и неспособные понять происходящее центральные банки, испытывающие приступ порочной рефлексии, верят, что рынок дает зеленый сигнал их действиям, в то время как их действия на самом деле и разрушили рынок, который теперь фактически стимулирует центральные банки разрушать его еще больше. А именно:

Центральные банки все еще цепляются за модель, описанную в учебнике, которая гласит, что рынки дисконтируют всю доступную информацию заблаговременно, то есть это означает, что к тому времени, когда они действительно придут со своим сокращением, предварительно телеграфировав о нем, этот эффект уже будет включен в цены активов. К сожалению, они похоже, пренебрегли сноской, содержащейся в учебнике, в которой говорится, что рынки функционируют таким образом только тогда, когда они являются глубокими и ликвидными. Это может быть правильным описанием докризисных рынков, но такое описание представляется весьма необоснованным для посткризисных рынков, в которых леверидж оказался вынужденным, и один вид покупателей пришел и поглотил практически всю новую чистую глобальную эмиссию.

И в каком же состоянии сейчас пребывают рынки?

По словам Кинга, есть 5 ключевых уроков, которые инвесторы, похоже, позабыли, и которые следует вспомнить.

  1. “Смотрите на поток, а не на существующий размер”, и здесь речь, конечно же, идет о продолжающемся замедлении темпов покупок центральных банков, как показано в диаграммах выше.
  2. “Объявлено ≠ уже дисконтировано”, и здесь говорится о том, что тот факт, что рынки имели время “включить что-либо в цену”, совсем не означает, что они это сделали. Также имейте в виду, что рынки очень нерациональны (особенно если вы, будучи медведем, пытаетесь оставаться платежеспособным).

* * *

Третье “напоминание” Кинга звучит так: “думайте глобально, а не на местном уровне”.

В слайде, показывающем, что “все взаимосвязано”, он указывает на еще один момент, который мы часто обсуждаем, а именно: когда дело касается глобальной экономики, на первый план выходит Китай, и особенно его кредитный импульс. Здесь Кинг отмечает, что пусть статистика по экономическому росту выглядит великолепно, драйверы этого роста, вероятно, находятся в другом месте … например, в Китае…

… где Индекс Ли Кэцяна (Li Keqiang (LKQ) index) показал резкое падение в последние месяцы, в результате которого, возможно, случилось недавнее снижение роста производственного и экспортного сентимента в Германии. По словам Citi, “недавнее снижение настроений в Германии ощущается через 6 месяцев после того, как индекс Li Keqiang (LKQ), который отслеживает рост в Китае, достиг максимума прошлым летом. Аналогичным образом, предыдущий всплеск уверенности в промышленном секторе Германии начался весной 2016 года, через 6 месяцев после того, как LKQ побывал на дне”.

* * *

Четвертый урок Кинга заключается в утверждении, что “диверсифицированный рынок – это устойчивый рынок”. Стратег Citi приводит в пример рынок длинных облигаций правительства Италии и призывает инвесторов “остерегаться рынков только с одним покупателем”, и в данном случае один покупатель – это ЕЦБ.

Citi предостерегает: “хождение стадом приводит к хрупкости”.

И тут мы переходим к пятому и заключительному уроку от стратега из Citi: “остерегайтесь порочного логического круга”, в данном случае речь идет о долларе США, потому что, хотя его слабость и создает условия для большего принятия риска, эта тенденция вот-вот будет подвергнута вызову. Или по-другому: наслаждайтесь недавними движениями, пока можете, потому что “самоусиливающиеся процессы могут работать в обоих направлениях”.

Все это подводит нас к выводу Мэтта Кинга, который состоит из трех очень простых пунктов:

  • сильные рынки могут сделать экономику сильной …
  • и пузыри привлекают новых покупателей …
  • что случается, когда музыка останавливается?

Судя по холодящему кровь заключению Кинга о том, как все это заканчивается, когда “музыка останавливается”, а центральные банки теряют контроль и больше не имеют возможности раздувать еще один пузырь, который мог бы компенсировать разрыв последнего, при том что “рынкам нужна опора, но они получают пузыри”, что-то говорит нам, что, подобно Марко Колановичу, Кинг является поклонником “варварской реликвии” и одной или нескольких криптовалют.

Опубликовано 10.03.2018 г.

Источник: Citi Asks A Striking Question: We All Know How This Ends, So Why Are We So Slow To Price It In?

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Citi задает интереснейший вопрос: мы все знаем, чем это закончится, так почему мы так медленно закладываем это в цену активов? обновлено: Март 11, 2018 автором: Тайлер Дерден

Комментариев: 2

  1. gap
    12.03.2018 00:35

    Теперь пузырь будет в другую сторону, на этом точно так же делают деньги.)

  2. Анатоль
    12.03.2018 07:06

    Шерсть не может расти внутрь!!
    Все придёт в норму …. но это нам очень не понравиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *