В защиту обладания резервами и накоплений в золоте

Давайте говорить откровенно. Несмотря на все современные академические теории и псевдонаучную болтовню о риске и риск-менеджменте, финансисты все еще путаются в этой теме. Одной из главных причин такого положения дел является тот факт, что неопределенность, будь то неопределенность экономических результатов или неопределенность цен ценных бумаг, подменяется риском. Еще более весомая причина заключается в отсутствии ясности в отношении этих проблем у финансистов, которые создали фальшивую структуру, в отличие от того, как обходятся с этими проблемами люди из других индустрий, например, ваш местный булочник.

Говоря простым языком, риска, то есть возможности, что что-то пойдет не так, можно просто избежать, оценив его вероятность или застраховав себя. Неопределенность, с другой стороны, является постоянной частью жизни.

Мы окружены неизбежной неопределенностью. Это естественное состояние людей – иметь неполное знание об окружающем нас мире. И это ограничивает наше понимание того, что ждет нас в будущем, а также того, каковы будут результаты наших действий. У нас есть цели, к которым мы стремимся, и мы используем средства для их преследования. Но мы всегда действуем в условиях неполного знания и неопределенности.

Стремясь разместить наши сбережения, мы не сильно отличаемся от предпринимателей, у которых есть свой собственный капитал, в отличие от игроков, распоряжающихся капиталом других людей. В их мире и в нашем, неполное знание проявляется двумя важными способами.

Во-первых, мы не можем знать всего обо всех объективных факторах, которые будут влиять на результаты наших действий. Какова будет цена факторов производства в будущем? Каков наилучший способ произвести что-либо или какое самое эффективное сочетание капитала, труда и земли? Что будут делать конкуренты в будущем? Как достижения в области технологий повлияют на нашу конкурентную позицию?

Во-вторых, мы имеем ограниченную информацию о субъективных факторах, таких как выбор, ценности и суждения других людей. Они также напрямую влияют на любой бизнес. Какого продукта хотят потребители? Что для них важно, и как они понимают качество? Что они готовы платить за удовлетворение своих потребностей и желаний? Хотя мы можем осознавать присутствие таких субъективных факторов, мы не знаем, как именно они проявятся в конкретных обстоятельствах.

Рассмотрим пример пекаря, как его описывает Гвидо Хюльсманн:

Наш потенциальный предприниматель знает, что доход от пекарни зависит от множества конкретных причин, таких как количество других пекарен в пешей доступности, количество семей с детьми, доходы этих семей, усилия, которые он вкладывает в мерчандайзинг его круассанов и хлеба, цена его продукции и т. д. Но он не знает точно относительного воздействия каждого из этих факторов на его доход. То есть он не знает, насколько клиенты оценят его презентацию, и насколько их решения будут зависеть от установленных им цен. У него может быть некоторое приблизительное представление об относительной важности каждого из этих факторов из прошлого опыта. Но он не может экстраполировать это знание в будущее. Ему нужно делать предположения или, по словам Мизеса, ему нужно делать ставку на их относительное влияние в будущем.

Но что еще хуже, мы даже не знаем, какие факторы будут влиять на наши экономические начинания. Есть факторы, о существовании которых мы даже не знаем, или что они актуальны для нас, пока они не проявят себя.

Перед лицом такой неизбежной неопределенности мы никогда не можем быть уверены в конечных результатах наших действий. Будущие условия могут отличаться и будут отличаться от нынешних. Таким образом, предприниматель использует свои навыки и суждения, чтобы определить факторы, которые могут повлиять на его бизнес, положительно или отрицательно. Затем он действует в настоящем времени таким образом, чтобы максимально устранить влияние факторов, которые могут оказать негативное влияние на его бизнес, одновременно увеличивая влияние факторов, которые могут иметь положительный эффект. Работа владельца денежного капитала, или инвестора, основана на тех же принципах.

Богатство и неопределенность

Возможно, лучший способ справиться с неопределенностью – накопление богатства. Богатство дает нам душевное спокойствие о будущем. Оно позволяет нам быть готовыми к непредвиденным расходам. Всякий раз, когда неопределенность проявляется негативным образом, мы знаем, что наши шансы справиться с ней выше, когда у нас есть ресурсы для маневра.

Но пусть богатство и помогает справляться с неопределенностью, оно также подвержено этой самой неопределенности. Частный капитал подвергается инфляции, налогообложению, регулированию и контролю со стороны множества государственных агентов. И оно также уязвимо к плохим решениям, непредусмотрительности, неуместным эмоциям и разрушительным последствиям финансового шарлатанства. Как только богатство накапливается, его обладатель сталкивается с непростой задачей сохранить его в течение длительного периода времени. Мы считаем, что единственный способ сделать это – связать такое богатство с устойчивыми экономическими процессами. Сохранение богатства так же, как и деятельность нашей хлебопекарни, – это предпринимательская деятельность, требующая отделить экономически обоснованные варианты инвестиций от вариантов, являющихся временными, переходными, неустойчивыми и необоснованными.

Таким образом, как и любая предпринимательская деятельность, сохранение богатства – это борьба с неопределенностью. Этот процесс требует от индивида решить, какие факторы необходимы для долгосрочного выживания и роста бизнеса, а затем субъективно оценить, в какой степени эти факторы присутствуют в тех или иных инвестиционных вариантах. Все это должно быть сделано в контексте ограниченной информации. Как бы много мы не собрали информации о конкретном бизнесе, мы не узнаем гораздо более важные моменты, связанные с его текущими или будущими обстоятельствами или о мотивации руководителей этого бизнеса. Кроме того, значительная часть того, что неизвестно и неопределенно, также не поддается количественной оценке с помощью традиционных финансовых метрик.

Неопределенность в квадрате

Наша текущая монетарная система значительно усиливает неопределенность. Сегодняшние деньги – это фальшивые деньги. Они создаются по прихоти центральных банков и обеспечиваются только лишь надеждой, что они и в будущем будут выполнять функцию средства обмена. Центральные банки не скрывают, что их целью является постоянная инфляция цен, то есть постоянное наращивание денежной массы.

Инфляционная политика центральных банков имеет многочисленные нехорошие последствия. Во-первых, наша способность видеть экономическую реальность ухудшается. Если деньги больше не являются законной репрезентацией стоимости или единицей счета, тогда все, что мы выражаем в терминах денег, ненадежно. Подумайте о ценах как о сигналах, которые координируют экономические решения на рынке. Фальшивые деньги означают поддельные цены и ложные сигналы. В условиях фиатных денег расхождения между ценами вещей и их реальной экономической ценностью часто существенны и необъяснимы.

Во-вторых, система фиатных денег искажает рынки за счет создания искусственного спроса. Когда центральные или коммерческие банки создают новые деньги, эти деньги поступают в экономику через финансовые рынки. Те, кто первыми получают новые деньги, – как правило, правительства и субъекты, близкие к финансовым рынкам, – являются выгодоприобретателями системы, и они захватывают все более высокую долю ресурсов в экономике за счет всех остальных. Это означает, что структура производства в экономике и режим спроса на товары и услуги в обществе искусственно искажаются монетарной системой. В долгосрочной перспективе эти искажения неустойчивы. Их можно поддерживать только при условии ускорения процесса создания новых денег и кредита центральными банками. Но в краткосрочной перспективе этот процесс затрудняет определение того, какая экономическая деятельность порождает реальную экономическую ценность, а какая экономическая деятельность поддерживается искусственными факторами.

Естественно, дополнительная неопределенность, порожденная порочной монетарной системой, не облегчает задачу размещения наших сбережений. Завеса фальшивых денег сильно усложняет идентификацию долгосрочных перспектив экономических начинаний. Хотя некоторые бизнесы действительно создают экономическую ценность, то есть превращают ресурсы в продукты, которые служат подлинным потребностям людей, есть много других, чей очевидный успех основан на искаженных ценах и искусственном спросе. На наш взгляд, сохранение богатства в долгосрочной перспективе неизбежно связано с поиском первых и избеганием вторых. Перед лицом постоянной экономической неопределенности и по-видимому растущей финансовой и монетарной неопределенности, правильное понимание этой проблемы очень важно.

Роль резервов в сохранении капитала

Даже в условиях обычной жизненной неопределенности необходимо часть своего капитала держать в виде резерва. В качестве иллюстрации, вернемся к примеру булочника. Если булочник заинтересован в долгосрочном выживании своего бизнеса, и этот бизнес успешен в настоящее время, то булочник будет накапливать сбережения. Эти сбережения – его резервы. Он накапливает сбережения частично потому, что он хочет подготовиться к неопределенности и неожиданным будущим событиям. Но он также может решить использовать их для расширения своего бизнеса в будущем. Он еще не уверен, но он рассматривает свои возможности и ищет перспективные варианты. Он может захотеть приобрести лучшее оборудование, расширить свою линейку продуктов или даже открыть новый магазин. Он еще не уверен, каков лучший вариант, даже если он рассмотрел все возможные опции. Но он готовится ко всему этому. Он знает, что, что бы ни случилось, если он хочет, чтобы его бизнес процветал, ему понадобятся резервы. Эти резервы защитят его в трудные времена, а также дадут ему средства, когда настанет время увеличить ценность его бизнеса, его производительность, эффективность, продажи и т. д. Наличие резервов обеспечивает ему бо́льшую независимость и, следовательно, бо́льшие возможности выживания независимо от того, каким окажется будущее. Предоставляя ему средства к действию, резервы уменьшают его неопределенность.

В случае с нашим инвестором-предпринимателем его долгосрочные сбережения могут быть размещены в долях или акциях бизнесов, имеющих реальную и долгосрочную экономическую ценность. Тем не менее, как и у нашего булочника, у него нет всей информации, и есть естественная неопределенность, в условиях которой он и должен действовать. Он ни на секунду не закрывает глаза, поскольку он не хочет пропустить возможность в том виде, в каком он ее себе представляет. То, что он ищет, встречается редко. Поэтому он имеет на руках достаточные резервы, которые позволят ему действовать, когда настанет время. Для нас, как владельцев сбережений, обладание резервами увеличивает нашу независимость и дает нам средства действовать в момент возникновения возможностей.

Требования к резервам

Какими резервами нужно обладать? Каковы качества, которые делают активы пригодными, чтобы они выступали в качестве резервов?

Как правило, инвестиционные компании владеют резервами в виде денег или каких-либо денежных субститутов, таких как государственные облигации. Наш подход совсем иной. У нас есть наличные деньги в банке только для того, чтобы мы имели возможность отвечать по очень краткосрочным обязательствам. Большая часть наших капитальных резервов хранится в золоте. В добавок к тому, что оно очень ликвидно, только физическое золото, на наш взгляд, обладает всеми тремя критериями, которые мы считаем важнейшими для того, чтобы актив мог выступать в качестве резерва: редкость, постоянство и независимость. Ниже приводится краткое пояснение.

Сегодняшние деньги, то есть фиатные валюты, не проходят тест на редкость. Они не могут использоваться в качестве долгосрочного средства сохранения стоимости, поскольку центральные банки целенаправленно обесценивают их. Собственно, цель политики центрального банка – постоянно увеличивать денежную массу. Эффекты могут не проявляться на коротком промежутке времени, но факт остается фактом: такая политика эффективно уменьшает стоимость денег в наших карманах и на наших банковских счетах. Совокупный эффект “простой” годовой инфляции в три процента эффективно снижает покупательную способность денег на одну треть за 15 лет. Наличные деньги идеально подходят для покупки товаров сегодня, через шесть месяцев или через год, а для того, кто ставит цель сберечь средства на долгосрочную перспективу, такие деньги не представляют никакой ценности.

Золото, с другой стороны, довольно редко. Его поиск, добыча и переработка требуют значительных затрат. Его нельзя произвести из ничего. Его объем нельзя увеличить, нажав компьютерную клавишу. По сравнению с бумажными деньгами оно действительно редко.

Рассматривая критерий постоянства, мы вновь обнаруживаем, что ликвидные резервы в форме банковских депозитов или государственных облигаций не проходят теста. Это не настоящие активы. Это обязательства, требования и обещания заплатить. В рамках сегодняшней банковской системы, основанной на принципах частичного резервирования, все коммерческие банки технически неплатежеспособны, так как они обанкротятся, если все, кто имеет право снять свои деньги, решат сделать это одновременно. Частичное резервирование – это причина, по которой коммерческие банки крайне уязвимы к плохим новостям и экономическим спадам, и поэтому они очень сильно полагаются на центральные банки как на единственных спасителей. Это означает, что наши банковские депозиты имеют значительный риск контрагента – то есть они представляют собой обязательства банка. Таким образом, деньги в банке в форме депозита не проходят тест на постоянство. Резервы, депонированные как деньги в банках, имеют долгосрочную стоимость и постоянство, если только мы доверяем коммерческим банкам и всей финансовой системе. Мы – нет.

То же самое можно сказать о государственных облигациях, коммерческих бумагах и других обязательствах, которые были секьюритизированы. Они обеспечены лишь доверием к способности эмитентов погашать свои долги. Если оказывается, что платежеспособность правительств утеряна, государственный долг мгновенно теряет свою ценность. На наш взгляд, как банковские депозиты, так и другие монетарные субституты, являющиеся требованиями и обещаниями, но не подлинными активами, не подходят для выполнения роли резервов.

С другой стороны, у золота нет риска контрагента. Оно существует само по себе. Оно не является требованием на что-то еще, обещанием получить что-то, как не является оно и чьим-то обязательством. Золото не исчезает; оно выдерживает финансовые кризисы, политическую нестабильность и безудержную печать денег центральными банками. Все это свидетельствует о его постоянстве. Мы можем верить, что золото не исчезнет даже в долгосрочной перспективе, и что оно всегда будет иметь экономическую ценность.

Что касается независимости, как мы уже видели, стоимость финансовых активов, используемых в качестве резервов, напрямую зависит от политики центрального банка, платежеспособности коммерческих банков и правительств и стабильности всей финансовой системы. В случае возникновения каких-либо проблем, таких как экономическая рецессия, массовые банкротства или политическая нестабильность, у инвесторов нет гарантий, что они смогут вывести деньги из банка, или что правительство погасит свой долг. Таким образом, сохранение сбережений или резервов в валюте или государственном долге делает индивида полностью зависимым от событий и институтов, находящихся вне его контроля. Зная об инфляционных устремлениях центральных банков, нестабильности нынешней финансовой системы и неустойчивой политике заимствований и трат правительств, осознанное позиционирование, сопровождающееся зависимостью от этих факторов, существенно противоречит целям создания резервов.

Напротив, золото дает независимость. Оно существует в своем собственном мире независимо от конечных действий центрального банка, если финансовая система терпит крах или правительства отказываются выплачивать свои долги. Его ценность может даже увеличиться в таких обстоятельствах, когда другие могут захотеть получить резервный актив, который является ощутимым, постоянным и независимым.

Вот почему мы сохраняем большую часть наших резервов в физическом золоте. Мы полагаем, что резервы, размещаемые таким образом, соответствуют низкому временному предпочтению разумной инвестиционной практики и согласуются с нашими критериями редкости, постоянства и независимости.

Будут ли наши резервы расти в цене?

Несмотря на то, что резервы в золоте предоставляют нам полную независимость от краха нынешней финансовой системы, само по себе золото не является инвестицией. Мы не владеем им, чтобы зарабатывать деньги. Возможно, в долгосрочной перспективе золото может подорожать относительно фиатных валют, но мы не знаем, когда и на сколько. Никто не знает, какая будет цена золота через год или два. Действительно, его цена в денежных терминах более волатильна по сравнению с монетарными субститутами, но уверенность, которую дает владение золотом, намного перевешивает такую волатильность.

Некоторые говорят, что нецелесообразно сохранять резервы и отказываться от возможности заработать на них. Если целью резервов является опциональность, тогда разговор идет не о деньгах, а о ликвидности. Поэтому вместо того, чтобы занять позицию в кэше или в какой-либо другой форме денег, инвестор может вложить средства в некоторые другие очень ликвидные активы (например, в широкий индексный фонд государственных облигаций). Таким образом, он получит не только опциональность через ликвидность резервов, но и заработает некоторую процентную доходность. Среди профессиональных экономистов укоренилась точка зрения, согласно которой считается, что деньги, удерживаемые на балансах, выводятся из обращения и, следовательно, они непродуктивны и бесплодны. И финансовые профессионалы переворачивают все с ног на голову; они не признают возможностей, которые предоставляют резервы, и фокусируют внимание только на альтернативных издержках.

Мы не согласны с такой позиции не только с экономической, но и с инвестиционной точки зрения. Позиционирование в деньгах не может считаться непроизводительным или неразумным действием, потому что деньги, будучи наиболее ходовым товаром на рынке, позволяют человеку уменьшить свою неопределенность. Как говорит Ханс-Херманн Хоппе:

Столкнувшись с этой проблемой непредсказуемых непредвиденных обстоятельств, человек может оценивать товары из-за степени их пригодности к дальнейшей перепродаже (а не их полезности для него как товаров, предназначенных для потребления или производства), и совершая сделки купли-продажи, он может обращать внимание, является ли приобретаемый им товар более пригодным к дальнейшей перепродаже, чем тот, который передается в обмен на него. Это происходит потому, что владение товаром более пригодным к дальнейшей перепродаже позволит ему упростить будущее приобретение других прямо или косвенно предлагаемых товаров и услуг. То есть может возникнуть спрос на средство обмена, т. е. спрос на товары, оцениваемые в связи с их пригодностью к дальнейшей перепродаже.

Насколько много?

Большая часть деловой литературы по этой тематике мешает в одну кучу идею “резервов” и необходимость обладания ликвидностью, стремясь построить теории относительно того, что является оптимальным уровнем. Результат таких попыток может показаться сложным, но не очень полезным для нашего булочника, который проживает жизнь в условиях реальной экономики. В век нулевых процентных ставок и легкодоступного кредита уровень необходимой ликвидности может быть легко оценен. Однако необходимость наличия резервов, как описано выше, является гораздо более сложным вопросом, хотя бы потому, что необходимый уровень резервов может быть рассчитан только владельцем капитала, независимо от того, что делают или думают по этому поводу другие люди, поскольку такие моменты, как мера неопределенности, с которой он сталкивается, отсутствие возможностей для разумного применения его капитала и его оценка вероятных возможностей, которые могут возникнуть, строго индивидуальны.

Владельцам сбережений и инвесторам было бы разумно думать одинаково и рассматривать потребность в резервах с точки зрения уверенности, которую они вселяют. Стремление зарабатывать деньги на таких резервах ставит под угрозу основную цель их существования. Кроме того, сохранение таких резервов в бумажных деньгах из-за того, что они ликвидны и признаются всеми, также ставит под угрозу их ценность в том смысле, что они представляют собой не актив, а требования, обещания и долги – и все это исходит из порочной кредитной системы.

Денежная стоимость наших резервов может увеличиться или снизиться в краткосрочной перспективе, но мы не считаем это риском. Напротив, мы рассматриваем такие резервы в настоящее время как мудрый и необходимый компонент обладания чем-либо редким, постоянным и независимым в мире, где доминирует как естественная, так и антропогенная неопределенность, при этом смысл обладания такими резервами перевешивает все экономические расчеты.

Перефразируем неподражаемого Нассима Николаса Талеба: владение сбережениями – это не столько финансовая, сколько экзистенциальная необходимость.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

В защиту обладания резервами и накоплений в золоте обновлено: Май 7, 2018 автором: Edelweiss Holdings

Комментариев: 11

  1. plast
    07.05.2018 08:13

    Вот сюда – это очень правильная статья. Золото – это система мер и весов в финансах. Относительноего считается все остальное. Поэтому в физмет не инвестируют с целью ждать подорожания в фиате и потом скинуть. В этом случае пациент видит все в перевернутом свете. И за основу берет производную долговую расписку банковской системы. Для спекулятивных инвестиций полно бумажного золота.

    • Dr.Pruck
      07.05.2018 10:27

      Много вопросов к автору статьи.

      А в чём собственно инженерная инновация этой статьи?

      А сколько унций физ. золота необходимо
      иметь в зависимости от конкретной модели бизнеса ?
      А где евразийский же технический регламент в духе времени?

      Полагаю, статья на правах доп. образования, не рекламы
      для подающих надежду бобоголовых манагеров из Урюпинска.

      В качестве аргумента
      Западный аналитик по серебру считает: каждый уважающий себя бизнесмен, вне зависимости от модели бизнеса,
      инженерной инновационности бизнеса,
      должен держать в бухгалтерском сейфе
      как минимум 100 унций физического серебра.

    • Цыган
      07.05.2018 13:07

      Правильно сказал. Статья оч хорошая, фотка к статье отличная , золото оч красивые деньги.

  2. збз
    07.05.2018 10:39

    А 101 можно?))))))))))))))))))

    • Владимир
      07.05.2018 10:52

      НЭТ, низя )))

      • збз
        07.05.2018 10:55

        Так я и знал…. )))))

        • Dr.Pruck
          07.05.2018 11:19

          Допускаю, завтра, нет сегодня вечером правительство РФ законодательно введет евразийский технический регламент
          “О порядке страхования
          бизнеса золотом”.
          И, Урюпинсктрансмонтаж тотчас приведет в порядок с законом свои страховые резервы….

          • Владимир
            07.05.2018 13:13

            … даже не мечтай об этом, царь уже поблагодарил бояр за хорошую работу и отпустил по домам бухать )))

          • Цыган
            07.05.2018 14:14

            Да, особо отметил аутиста медвежонка что все хорошее что было достигнуто благодаря ему. Из этого делаем вывод что аутист останеца при дворе а значит и вся беспонтовая политика сохранит свой курс. Зрелище обещает быть эпичным, главное чтобы театр абсурда не сгорел а то спасать не кому буит пожарных то всех посокращали от фееричного экономического роста.

          • Dr.Pruck
            07.05.2018 14:42

            Закона, по страхования бизнеса физзолотом нет,
            в ближайшее время непредвидится…
            Если и будет , то лет так через 10, не раньше, как закон о продаже
            инвестмонет гражданам РФ.

            Пускай (подающие надежды
            манагеры) …едят пирожные.

          • Владимир
            07.05.2018 20:15

            … а тем временем новый клип Фили всего за 10 дней, набрал аж 20 лимонов просмотров – https://www.youtube.com/watch?v=IAuzNXGmkL4

            PS: сразу хочу сказать – никогда не любил попсу, а тем более Филю, тем не менее в двух словах скажу о клипе, он вызвал двоякое чувство – с одной стороны – это стёб над нынешними трендами и предпочтениями молодёжи, а с другой – полная деградация нашей попсовой эстрады.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *