Ограничение QE с целью подавить мятежные настроения в Италии – это опасная игра

У Италии больше нет кредитора последней инстанции, подставляющего плечо суверенному долгу страны, а значит Италия лишилась поддержки своей банковской системы.

Европейский Центральный Банк постепенно убирает свой щит, и завершение программы количественного смягчения означает полное завершение покупок итальянских облигаций. К концу года страна окончательно лишится защиты. Обязательство Драги делать “все, что потребуется” отозвано.

Помощь со стороны ЕЦБ в будущем будет невозможна, если новое итальянское правительство, которое предстоит одобрить парламенту, официально не запросит о запуске механизма бэйл-аута (OMT-ESM) и не согласится на жесткие ограничения трат, наложенные Брюсселем, – то есть не согласится на режим “Тройки”.

Для предоставления спасительного кредита потребуется голосование в немецком Бундестаге и голландском парламенте. Условия будут драконовскими. Италия попадет под внешнюю экономическую оккупацию. Непостижимо, что националисты из “Лиги” и бунтари из “Пяти звезд” когда-либо примут такой пакет. Некоторые из них взглянули бы на такое развитие ситуации как на тактическую возможность освободить свою страну от “германской клетки” валютного союза.

Президент Серджо Матарелла может быть и действует из лучших побуждений, но он также является чиновником из старой “касты”, которого не выбирал народ. Если он попытается сдать Италию комиссарам ЕС через техническое правительство вопреки настроениям итальянского парламента, то он рискует подорвать гражданский порядок.

Мы фактически возвращаемся к опасным обстоятельствам кризиса 2011 года, поскольку теперь государство-член еврозоны может потерять доступ к рынкам капитала и стать банкротом, как какая-нибудь частная компания, или город Детройт, или Округ Ориндж (1994 года).

Италия представляет собой парадокс. В стране нет долговой проблемы как таковой. Хотя государственные обязательства высоки (132% от ВВП), долги частного сектора невелики. По оценкам Банка Международных Расчетов, общий размер долга составляет 263% от ВВП страны, по сравнению с 290% в Нидерландах, 303% во Франции, 321% в Португалии и 338% в Бельгии.

Итальянцы обладают бо́льшим финансовым богатством из расчета на душу населения, чем немцы. Они располагают €1 трлн. на банковских счетах и $3 трлн. в ликвидных активах. У страны есть профицит текущего счета в 2,6% ВВП. Италия имеет первичный профицит бюджета на отметке 1,7% от ВВП и лучший фискальный послужной список за последнее время, чем Франция или Испания.

Страна богата, но она оказалась в ловушке “плохого эквилибриума” из-за переоцененного обменного курса внутри Европейского Монетарного Союза. Во время первого Потерянного Десятилетия этот курс нанес ущерб стране по внутриэкономическим причинам, во втором Потерянном Десятилетии ущерб был нанесен из-за внешнеэкономических факторов. Сдерживающая политика еврозоны очень серьезно дестабилизировала долговую динамику. Принудительное сокращение инвестиционной активности и гистерезис по результатам массовой безработицы снизили верхний ограничитель экономической скорости. Такая политика оказалась катастрофичной.

И даже в таких условиях, если бы Италия была суверенным государством со своей собственной валютой и центральным банком, то это не привело бы к сильным движениям на рынках облигаций. Эти рынки оказались уязвимыми только из-за политизированной и деформированной структуры валютного союза. И более всего эти рынки боятся не бюджетного дефицита за авторством “Лиги – Пяти Звезд”, а того, что Европа может отрезать ликвидность в безумной попытке преподать урок бунтарям – евроскептикам.

Крах на итальянских рынках, произошедший во вторник, случился не из-за того, что новое коалиционное правительство может резко увеличить дефицит бюджета страны. Он не случился также и из-за кандидата в министры финансов Пауло Савоны, который призвал к изменению философии еврозоны: долой от немецкой долговой дефляции и кладбищенской стабильности, назад к первоначальным принципам Маастрихта, то есть к возврату к статье 3 Лиссабонского договора: “полная занятость” и “экономическая сплоченность”.

Рынки в значительной степени уверовали, что Лига-Гриллини обуздают свои фискальные излишества, что у ЕС возобладает здравый смысл, и что компромисс в итоге будет достигнут. Самый большой однодневный рост доходностей двухлетних итальянских облигаций с 1992 года был вызван решением аппарата ЕС – работающего через римский Квиринале – предпринять опасный шаг, имеющий целью сломить волю бунтарей и не допустить принятия ими манифеста, содержащего обязательства.

Комиссар ЕС от Германии Гюнтер Эттингер вызвал фурор, заявив, что рынки облигаций будут учить итальянцев “не голосовать за правых и левых популистов”. Более действенные слова раздались из Франкфурта, реального источника таких настроений.

Вице-президент ЕЦБ Витор Констанцио развеял всякие сомнения, заявив в интервью Spiegel, что центральный банк усилит давление на Италию, чтобы добиться соблюдения правил ЕС. Вопрос заключается в том, решит ли ЕЦБ ограничится пассивной позицией, предусматривающей отказ от помощи Италии, или перейдет в наступление, прекратив реинвестирование средств, получаемых им от погашения итальянских облигаций, находящихся на балансе европейского центробанка.

Реализация второго варианта вызовет землетрясение. ЕЦБ удерживает на своем балансе пятую часть итальянского суверенного долга. Кришна Гуха из Evercore ISI говорит, что этот риск “не полностью включен в цену рынков”.

Технически Италия остается в удовлетворительном финансовом состоянии, пока хотя бы одно рейтинговое агентство сохраняет кредитный рейтинг страны на инвестиционном уровне. Но это тонкий буфер. Двухступенчатого понижения рейтинга было бы достаточно, чтобы дать старт нисходящей спирали. В этот момент ЕЦБ может либо решить “воспользоваться правом освобождения” от участия в спасении финансовой ситуации, либо, напротив, спасти долговой рынок страны. Банкиры играют роль Бога.

В случае с Грецией было выбрано решение воспользоваться правом освобождения, которое дало старт неудержимому оттоку капитала и привело к краху банковской системы страны. Этот шаг был сделан еще до того, как Сириза успела что-либо предпринять. Это была грубая игра.

“Марио Драги пришел на помощь через несколько часов после того, как я отправился навестить его во Франкфурте. Таким образом он продемонстрировал свою власть. Он нашел хитрый способ устроить набег на банки, чтобы заставить нас подчиниться “Тройке”, – сказал тогдашний министр финансов Греции Янис Варуфакис.

“Существует множество механизмов, позволяющих загнать Италию в тупик. Они могут сделать все, что захотят с правилами залогового обеспечения. Они всегда могут найти что-то в списке правил, которые они сами и писали без какого-либо демократического надзора”, – сказал он.

“Они могут манипулировать рейтинговыми агентствами, запустив слухи. Они могут воспрепятствовать процессу роллирования долговых бумаг итальянского правительства у итальянских банков, создав таким образом кризис рефинансирования. Они могут использовать китайские пытки водой посредством сокращения объема ликвидности. Но самым страшным оружием является прекращение QE для Италии, поскольку у части итальянских облигаций наступают сроки погашения. Если они это сделают, все полетит к чертовой матери”, – сказал он.

Это опасная игра для властей ЕС. Обвал акций итальянских (и европейских) банков, состоявшийся на этой неделе, подтверждает, что реализация сценария финансового заражения вполне вероятна. Судьбы государств Европейского Монетарного Союза и их банков взаимосвязаны. Каждый может затянуть другого в неостановимую нисходящую спираль.

Итальянские банки по-прежнему владеют суверенным долгом страны на сумму €330 млрд. Эрик Дор из бизнес-школы IESEG в Лилле говорит, что вложения в итальянский долг Banco BPM составляют 327% от капитала первого уровня, Monte dei Paschi – 206%, Banca Carige – 151%. Intesa SanPaolo владеет итальянскими облигациями на сумму €81 млрд.

“Они столкнулись с реальными потерями, и вскоре они должны будут привести стоимость своих активов к рыночной стоимости”, – сказал он. Цепная реакция достигает испанского Sabadell, французского BNP Paribas и бельгийского Dexia.

Вопрос заключается в том, сумеет ли “распространение” войны на рынках облигаций убедить итальянцев проголосовать за осторожность в этой поздней, сдобренной злостью, горькой, циничной стадии евро драмы. “Все дело сводится к следующему: есть те, кто готов опустится на колени и подчиниться тирании финансовых рынков, а есть те, кто этого не сделает”, – сказал основатель движения Пять Звезд Беппе Грилло.

Теперь настроения итальянцев совсем не похожи на те, что были в 2011 году, когда вера в Европу еще была жива, и когда они приняли технократическое правительство под руководством Марио Монти с его командой чиновников из ЕС. Выборы в марте представляли собой первобытный вскрик по направлению к Брюсселю, Берлину и режиму выжженной земли, который ЕС наложил на Италию, – и который потерпел неудачу даже на своих собственных суровых условиях, поскольку сокращение номинального ВВП страны привело к тому, что долговой коэффициент стал расти гораздо быстрее.

На этот раз итальянцы более настороженны к набору инструментов финансового давления со стороны ЕС и манере европейских чиновников навязывать дисциплину, привлекая на свою стороны “рыночные силы”, кажущиеся свободными только для неподготовленного глаза. Слишком многое стало известно об этом из рассказов их прошлых жертв.

Маттео Сальвини из Лиги приобрел свою популярность, исполняя роль защитника итальянской демократии от иностранной интервенции и играя на патриотических чувствах итальянского народа. С момента последних выборов его поддержка населением увеличилась на 10 процентных пунктов.

Создав условия для проведения выборов в июле или сентябре, президент Матарелла непреднамеренно превратит эти выборы (если они все же состоятся) в квазиреферендум по Европе и евро. До того момента бунтари могут еще больше набраться сил.

Моделирование, проведенное изданием Corriere della Sera, показало, что Лига и Пять Звезд вместе могут взять подавляющее большинство мест в парламенте, если они сумеют тактически объединить свои силы в рамках блока в соответствии с существующим избирательным законодательством. В таком случае революция будет неостановимой.

Затем они могут активировать свою параллельную валюту “минбот”, тем самым начав процесс дезинтеграции Европейского Монетарного Союза изнутри.

Что бы ни случилось, такое откровенное неприятие итальянцами европейских правил о бюджетных расходах и Фискального Пакта неизбежно обрекает на неудачу любой финансовый план, предложенный Марконом, на который могла бы согласиться Германия.

Евро останется нереформированной и неработающей валютой в следующем глобальном экономическом спаде. Смертельная спираль вновь будет преследовать Европу. Контуры следующего кризиса уже до боли понятны и слишком очевидны.

Опубликовано 30.05.2018 г.

Источник: Restricting QE to break rebel defiance in Italy is a dangerous game

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Ограничение QE с целью подавить мятежные настроения в Италии – это опасная игра обновлено: Май 31, 2018 автором: Амброуз Эванс-Причард

Комментариев: 3

  1. plast
    31.05.2018 13:23

    План по объединению Европы на жестких началах будет воплощен. А подергаться можно. Но. лишь, чтобы повиснуть на паутине, как это уже сделали с Грецией. Странны восторги населения различных стран, которым лишь предлагают выбрать на какой паутине болтаться. Россия не исключение.

    • Цыган
      31.05.2018 14:31

      Да не, вы што!! Россия будет гигимонить всех , зря штоле она вставала с колен?!

  2. Сивка
    01.06.2018 06:45

    Нормальное течение дел! Чем больше конгломерат, тем хуже он управляется. Начинает формироваться прослойка чиновников благополучие которых зависит не от интересо ни граждан ЕС. не граждан его государства а от воли его патрона. А главные патроны небожители где то за “облаками”. В вашингтонске, в ЕБРР, ФРС, МВФ, МБР и прочих надстройках не чего реально не создающих, не за что не отвечающих и рулящих всем в мире.При этом рулят они в интересах только двух хозяев международный фин кап.в основном американский – английский и их карман. Карман им позволяет набить первый и единственный господин . Международный банковский капитал.В итоге интересы сего “господина” всегда лежат в противоположной плоскости . Банкиры хотят денег -прибыли и власти для безопасности первых, а интересы народа в собственном благополучии. Государства(чиновничество) мечутся в попытке угодить и первым и сделать вид о “служении” народу ибо их власть производное от воли народа. Ну а теперь система накопила столько противоречий, что ее должно разнести к чертовой матери до уровня коммунального общежития Европа . Ждемс!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *