Серый носорог, известный как Китай

Существуют совершенно очевидные и очень вероятные угрозы, о которых не следует говорить, что о них не было известно загодя, – и все же эти угрозы не всегда привлекают внимание, которое могло бы их разрешить.

– Мишель Вакер, 15 марта 2018 г.

Когда в конце 2016 года у нас возникли подозрения относительно перспектив нынешней глобальной экономической экспансии, мы сначала не знали, куда смотреть. Мы уже несколько раз предупреждали о рисках, связанных с неортодоксальными программами, запущенными глобальными центральными банками, но, похоже, эти риски – не единственная возможная причина начала следующего экономического кризиса. Мировая экономика в 2015/2016 годах споткнулась и все же сумела восстановиться вновь с головокружительной скоростью. Что же произошло?

В начале января 2017 года мы решили провести широкое исследование глобальной экономики, чтобы найти ответы на наши некоторые вопросы. Первая странная вещь, которую мы заметили, – это быстрое сокращение трансграничных займов и стагнация (но растущая доля) совокупного объема международных долговых ценных бумаг, стартовавшие, начиная с 2007 года. Эта динамика намекает на то, что 1) мировая экономика в действительности полностью так и не восстановилась, и что 2) глобальный банковский сектор все еще находится в рецессии. И тогда мы впервые выпустили предупреждение о приближении глобального краха.

Мы продолжали копать, и летом 2017 года на нас снизошло прозрение. Мы поняли, что, начиная с 2009 года, мировая экономика была движима почти исключительно за счет Китая (см. Рисунок 1), что стало возможным благодаря масштабным долговым стимулам, реализованным в этой стране. Мы тогда не знали термин “серый носорог”, но, как оказалось, теперь мы находимся в ситуации, когда китайский “серый носорог” вот-вот обрушится на глобальную экономику и раздавит ее.

Рисунок 1. Валовое накопление физического капитала в Австралии, Канаде, Китае, зоне евро, Японии, Южной Корее, Великобритании и США в постоянных (2010) долларах США. Источники: GnS Economics, Всемирный банк

Утопая в море долгов

Когда финансовый кризис 2008 года перерос в глобальную рецессию, китайские лидеры отреагировали молниеносно. Они запустили масштабные инфраструктурные программы, которые вновь вывели китайскую экономику на восходящую траекторию. Эти программы финансировались за счет кредитов, выданных банками, которые находились под контролем государства. Но, как только эти стимулы были запущены, назад пути не стало. Предыдущие двигатели глобальной экономики, США и Европа, оставались слабыми. Без постоянного масштабного стимулирования китайская экономика сразу бы ушла в рецессию. Такое развитие событий не устраивало лидеров Китая, поскольку их мандат от общества серьезно завязан на повышение уровня жизни населения и сохранения полной занятости. Таким образом, кредитная машина Китая работала на полную мощность.

В 2015 году китайское правительство попыталось стабилизировать экономику, ужесточив условия кредитования, особенно для производственного сектора. Это привело к спаду на китайском рынке жилья, который уже показывал признаки слабости в 2014 году. Поскольку недвижимость – это основа китайской экономики в течение последних двух десятилетий, более широкая экономика также быстро замедлилась. Китайский фондовый рынок начал снижаться, и мировая экономика заикала. Тогда был запущен еще один раунд долговых стимулов, на этот раз через сектор “теневого банкинга”.

В 2016 и 2017 годах Китай пустился в невиданный доселе долговой загул, в течение которого размер “теневого банковского сектора” утроился (см. Рисунок 2). Совокупный размер кредитов, предоставленных банками нефинансовому сектору, и забалансовых ссуд, выданных финансовыми учреждениями, к концу 2017 года вырос до абсолютно непостижимой отметки 563% от ВВП страны.

Рисунок 2. Банковский кредит, предоставленный нефинансовому сектору, и непогашенные забалансовые позиции банковских учреждений. Источник: GnS Economics, Банк Международных Расчетов, Народный Банк Китая

Даже не учитывая забалансовое финансирование, но с поправкой на уровень экономического развития, Китай превзошел все исторические пики кредитных экспансий, за которыми следовали финансовые кризисы (см. Рисунок 3). В период с первого квартала 2009 года по второй квартал 2018 года невероятные 56% всех кредитов, выданных нефинансовому частному сектору во всем мире, были выданы в Китае.

Китай смог накопить такие астрономические долги, лишь потому что у него есть командный контроль над банковским сектором. Он может приказать банкам кредитовать частный сектор. Однако все это имеет очевидный недостаток: из года в год растущая доля кредитов будет направляться на непроизводительные инвестиции. Это, вероятно, является основной причиной, почему общая факторная производительность в Китае упала с 2012 года. Этот показатель рос как часы в течение первых восьми лет нового тысячелетия и снова в 2010 и 2011 годах, но затем произошел огромный сдвиг. Подобная динамика отслеживается и на глобальном уровне.

Рисунок 3. ВВП на душу населения (по горизонтали; в постоянных международных долларах 2011 года), отношение кредита для нефинансового частного сектора к ВВП страны (по вертикали) и финансовые кризисы. Источники: GnS Economics, Банк Международных Расчетов, Всемирный банк

В конце концов, любой продолжительный долговой кутеж заводит экономику в тупик, в котором домохозяйства и компании не будут – или не смогут – брать еще больше кредитов. Необходимость выполнять свои обязательства заставляет их начать погашать свои долги. В экономике с высоким левериджем это означает, что неуклонный рост цен активов в конечном итоге останавливается, а затем цены начинают снижаться, иногда стремительно. Экономические субъекты не выполняют своих обязательств или объявляют о банкротстве, и внезапно вся вселенная активов начинает терять свою ценность. Так выглядит “Момент Мински”.

Китай борется с этой динамикой, начиная с 2016 года, посредством введения драконовского контроля над потоками капитала, ограничением свобод у финансовых средств массовой информации и осуществлением масштабных операций по наполнению системы ликвидностью, когда это необходимо. Пекин сумел замедлить кредитную экспансию, но даже в этом случае долг все еще растет быстрее, чем ВВП. Примечательно, что в первые два квартала 2018 года наблюдался самый большой рост кредитования нефинансового сектора с 2009 года (см. Рисунок 3). Тем не менее, этот всплеск кредитования привел к относительно небольшому приросту ВВП (в связи с чем возникает вопрос: насколько низким он был бы без него?), и некоторые индикаторы предвещают дальнейшее ослабление китайской экономики.

Даже если в нормальных обстоятельствах Китай и смог бы поддерживать рост своей экономики еще какое-то время, то в условиях рецессии в Европе и США сделать ему это станет несравнимо сложнее. Из-за постоянно растущих балансов банков и увеличивающегося общего размера долгов Китай просто не сможет вытащить из рецессии свою и глобальную экономику с помощью долговых стимулов, как он сделал это после 2008 года. Вот почему приближается день расплаты.

“Здесь живут драконы”

В 2017 году на Давосском экономическом форуме президент Си Цзиньпин отметил, что с 2008 года на Китай пришлось 30% глобального экономического роста. Китай затмил все исторические примеры финансовых маний. Китайские лидеры с помощью глобальных центральных банков создали хрупкую экономику как внутри страны, так и во всем мире. Мы можем предположить, что они сделали все это из лучших побуждений, но это не меняет неизбежных и потенциально драматических конечных результатов их деятельности.

В настоящее время мировая экономика просто не может функционировать по-прежнему без непрерывного потока экономических стимулов: создания долга, прежде всего в Китае. И экономическая история ясно и последовательно иллюстрирует, как заканчиваются (плохо) долговые кутежи, подобные тому, который мы наблюдаем в Китае. Но кредитный пузырь Китая является лишь конечной точкой длинной череды последовательных кредитных пузырей, которые начали расти в 1970-х годах или даже раньше.

Центральные банки, за исключением Федрезерва в начале 1980-х годов, обеспечивали глобальной кредитной машине полную загрузку, вмешиваясь в рынки каждый раз, когда они заметно кренились вниз. За эти годы все это привело к масштабному накоплению глобального долга, который достиг эпохального и практически непостижимого уровня в $244 трлн., что эквивалентно более чем трехкратному размеру мирового ВВП. Китай находится на переднем крае кредитной экспансии, начиная с 2009 года. Эта страна вытащила мировую экономику из рецессии за счет долгового стимула астрономического размера. Такая динамика является явно неустойчивой при любой рациональной интерпретации. Мы действительно заходим в неизведанные воды.

В декабрьском издании нашего Q-review мы наметили сценарии, как все это может закончиться, и в какие сроки. Впереди нас ждут лишь опасные дороги и катастрофические последствия, которые варьируются от полномасштабной монетизации глобального долга центральными банками до полного краха мирового финансового порядка.

В 2009 году Китай спас мировую экономику, чему каждый был рад, но теперь последствия этой политики угрожают разрушить всю глобальную финансовую систему. Серый Носорог уже почти здесь.

Опубликовано 28.01.2019 г.

Источник: The Gray Rhino known as China

Серый носорог, известный как Китай обновлено: Февраль 4, 2019 автором: Туомас Малинен

Комментариев: 2

  1. Сивка
    30.01.2019 16:22

    Центральные банки, за исключением Федрезерва в начале 1980-х годов, обеспечивали глобальной кредитной машине полную загрузку, вмешиваясь в рынки каждый раз, когда они заметно кренились вниз.
    АХА ФРС такой ласковый и пушистый.А уж честный и бескорыстный, просто жуть.. Статья может и правильная только СШП научили китайцев плохому. А теперь каждый отгребет . А начал то с 70-х Рейган. Так что не нищие в тот момент китайцы начали.

    • кузень
      31.01.2019 14:13

      В целом согласен, но началось это задолго до Рейгана. Точкой остчета надо считать дату создания ФРС – дальше последовала цепь событий, вытекающих одно из другого.
      А так авторы конечно правы, только они учитывают только кредитную часть экспансии (а на самом деле это самая здоровая часть денежной экспансии). Кредитную часть экспансии действительно обеспечивает Китай, но не надо забывать что Япония вкинула 500 трюликов йен выкупая свои бумаги и даже собственный рынок акций, Европа выкупает долги собственных слабых стран а-ля Италия, США имеет дефицит бюджета под трлн долларов закрывая его через долговые бумаги. Это все госманипулирование экономикой в огромном масштабе.
      Россия на этом фоне смотрится вполне прилично – у нас небольшой корпоративный и государственный долг, почти нет дефицита бюджета.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *